Новости
Новости
12.04.2024
11.04.2024
10.04.2024
18+
Серии

Новый закон об иноагентах: объясняют юристы

Какие изменения произойдут после вступления закона в силу, и на что нужно обратить внимание НКО.

Фото: Marco Bianchetti / Unsplash

1 декабря 2022 года вступит в силу Федеральный закон от 14 июля 2022 года N 255-ФЗ «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием». Он обобщает и дополняет положения из других законов, ранее регулировавших деятельность разных видов иностранных агентов.

Как будет работать закон и на какие его положения особенно стоит обратить внимание сотрудникам некоммерческих организаций? В этом АСИ помогали разбираться председатель совета ассоциации «Юристы за гражданское общество» Дарья Милославская и Галина Арапова (внесена в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента) — директор и ведущий юрист Центра защиты прав СМИ (внесен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента). 

Кто теперь иноагент? 

Несмотря на то, что на сегодняшний день в реестре НКО, выполняющих функции иностранного агента, находятся 70 организаций, в реестре физлиц-иноагентов — 19 человек, а СМИ-иноагентами признано уже 172 физлица и средства массовой информации, термин «иностранный агент» в российском законодательстве еще не использовался.

Новый закон восполняет этот пробел и определяет иноагента как «лицо, получившее поддержку и (или) находящееся под иностранным влиянием в иных формах и осуществляющее деятельность, виды которой установлены статьей 4 настоящего Федерального закона».

К такой деятельности относится политическая деятельность, целенаправленный сбор сведений в области военной и военно-технической деятельности России, распространение предназначенных для неограниченного круга лиц сообщений и материалов и (или) участие в создании таких сообщений и материалов.

Что имеется в виду под иностранным влиянием, понять довольно сложно.

«Есть влияние, а есть воздействие, и воздействие — это результат влияния. Одно дело попытаться как-то изменить поведение субъектов, то есть повлиять на людей, а другое дело — добиться результата. И вот это никаким образом не отражено в норме. То есть сама попытка изменить поведение, повлиять уже квалифицируется как достаточное действие», — подчеркивает Дарья Милославская. 

Дарья Милославская. Фото: Слава Замыслов / АСИ

То же самое и с предоставлением иностранным источником лицу поддержки в любой форме или оказание воздействия путем принуждения. «Опять же, нет указаний на результат, нет уточнения, что после того как на человека воздействовали, он поменял свое поведение или убеждения. Может быть лицо удержалось от того, чтобы изменить свое поведение? Но даже если и так, по закону считается, что оно уже находилось под иностранным влиянием».

Сроки получения иностранного финансирования также пока не ограничены законом. «Да, срок давности, по истечении которого не могут признать иностранным агентом, — три года, но три года назад вы могли получить эти деньги, а когда потратили — непонятно. Может быть, они еще остались. Тут все тоже может быть не так просто, как кажется на первый взгляд. Наверное, лет десяти достаточно или, может быть, пяти, но чтобы говорить более конкретно, надо смотреть, какие претензии предъявляются к организациям, которые в этот реестр уже попали и попадут в связи с новым законом», — дополняет эксперт.

Важное нововведение, на которое тоже стоит обратить внимание: с 1 декабря 2022 года иностранным агентом могут признать российское или иностранное юридическое лицо независимо от его организационно-правовой формы.

Кроме этого, в соответствующий реестр могут войти общественные объединения, действующие без образования юридического лица, или другие объединения лиц, а также физические лица независимо от гражданства или его наличия и иностранные структуры без образования юридического лица.

Исключения сделаны только для государственных и бюджетных учреждений, торгово-промышленных палат, дипломатов, религиозных организаций и политических партий.

Однако есть и условно хорошая новость, касающаяся социальных предпринимателей, — они часто оформлены в качестве индивидуального предпринимателя, а ИП не могут признать иноагентом.

«Индивидуального предпринимателя нельзя признать иностранным агентом, это правда. Однако им можно признать человека, зарегистрировавшего это ИП. Пример тому журналист Алексей Пивоваров — он работает как ИП, но иноагентом признали Алексея Пивоварова как физическое лицо, — рассказывает Галина Арапова. — И, да, ИП как социальный бизнес может продолжать существовать без этой дополнительной нагрузки в виде отчетов, но все-таки статус “индивидуальный предприниматель” неотделим от человека. И большой вопрос, захочет ли кто-нибудь заключать контракт с таким ИП, зная, что физическое лицо-основатель — это “иностранный агент”».

Галина Арапова. Фото: Роман Демьяненко / АСИ

Политическая деятельность и аффилированные лица 

Кроме самих иноагентов со вступлением закона в силу в России также появятся «лица, аффилированные с иностранными агентами», которые войдут в отдельный реестр.

На них не будут распространяться ограничения и обязанности о предоставлении отчетности, как в случае с ”полноценными” иноагентами, однако в случае участия такого человека в выборах, сведения об аффилированности должны будут включаться в подписные листы, а также указываться при информировании о кандидатах.

К аффилированным также будут относиться люди, которые входят или входили в состав органов юридического лица — иноагента или незарегистрированного общественного объединения-иноагента, были в прошлом или являются до сих пор его учредителем, членом, участником, руководителем или работником. То есть в этот реестр попадут нынешние и бывшие сотрудники НКО, однако работник перестает считаться «бывшим» для признания аффилированным лицом через два года после увольнения.

Помимо этого, в данный реестр будут входить люди, которые вели или ведут в настоящий момент политическую деятельность и получают деньги или другую имущественную помощь от иностранных агентов, в том числе через посредников.

«Понимаете, какая штука, — отмечает Арапова, — правозащитные организации, например, оказывают бесплатные юридические консультации своим благополучателям, то есть предоставляют им ту самую имущественную помощь, которая прописана в законе. И этого уже достаточно. Правда, в таком случае Минюст должен проверить, занимается ли при этом этот подопечный НКО-иноагента политической деятельностью, но в этом поле вообще широчайший простор для толкования».

К политической деятельности новый закон относит даже публичные обращения к органам власти и участие в организации и проведении публичных мероприятий, публичных дебатов, дискуссий или выступлений.

Благотворительная деятельность, социальная поддержка людей с инвалидностью, работа в сфере защиты животных и природы и некоторые другие виды деятельности не относятся к политической, но только в том случае, если они не противоречат «национальным интересам Российской Федерации, основам публичного правопорядка Российской Федерации, иным ценностям, защищаемым Конституцией РФ».

Таким образом, политической деятельностью может считаться и подписание руководителем НКО открытого письма по какому-либо вопросу.

«Еще в 2012-2013 году сотрудники Министерства юстиции говорили нам, что если благотворительная организация, занимаясь своей обычной благотворительной деятельностью, решает обратиться в Министерство социальной защиты с предложением изменить доступную среду в городе, это означает, что она начинает заниматься политической деятельностью», — дополняет Дарья Милославская. 

Милославская
Фото: Слава Замыслов / АСИ

Такие прецеденты уже были, отмечает Галина Арапова. Например, в случае с Комитетом против пыток (внесен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента), политической была признана деятельность этой организации, связанная с публичным обсуждением недопустимости пыток и лоббирование закона об уголовной ответственности за пытки.

«Любое обращение в госорганы рассматривается как оказание давления. Если в других странах это нормальная форма общественного контроля и взаимодействия гражданского общества и государства, то у нас это рассматривается как попытка оказания вредного влияния с политической стороны».

«Поскольку политическая деятельность у нас определена довольно широко, то мы смоделировали такую гипотетическую ситуацию, при которой ну никак невозможно стать иностранным агентом: благотворительный фонд, учрежденный российскими гражданами, которые работают в государственных организациях и содержат фонд на свою зарплату. Этот фонд не занимается ничем, кроме помощи детям, а его руководители и сотрудники не являются членами общественных палат или каких-либо общественных советов, — говорит Милославская.  — Придумать такое можно, но это почти нереальная ситуация».

При этом не исключено, что на практике срок, в который эта политическая деятельность могла быть осуществлена, будет трактоваться довольно широко, несмотря на то, что в законе указано «лицо осуществляющее», то есть подразумевается время на момент признания.

Новые обязанности и ограничения 

С 1 декабря иностранные агенты не смогут получать финансовую, организационную, методическую и информационную поддержку со стороны государства и участвовать в качестве экспертов в проведении государственной и общественной экологической экспертизы, а также независимой антикоррупционной экспертизы.

«Важно отметить, что понятие о государственной финансовой поддержке — это не только субсидии и гранты для юридических лиц. Выходит, что если человека признают иностранным агентом, то под вопросом получение госпособий — подчеркивает Арапова. —

Не очень понятно, как, например, будут выплачивать материнский капитал женщине-иноагенту. Минюст новым законом фактически запретил это делать.

Понятно, что скорее всего такой запрет не имелся в виду, но формулировка есть формулировка. Если мы смотрим, что такое государственная финансовая поддержка, то под нее подпадают многие выплаты из государственного бюджета людям и организациям в любой форме».

Другое нововведение в первую очередь ударит по НКО — это запрет иностранным агентам использовать упрощенную систему налогообложения.

«У НКО-иноагентов останется возможность использовать только основную систему налогообложения, а это 20% налога на прибыль, НДС, более сложная система отчетности, — отмечает Милославская. — Все это влечет за собой также отсутствие возможности применять упрощенные способы ведения бухучета. У НКО увеличится количество отчетных документов, и, думаю, что у очень многих организаций встанет вопрос, где найти такого бухгалтера, который будет согласен все сделать за те деньги, которые предлагает некоммерческая организация?»

Еще одно ограничение сильнее всего повлияет на деятельность НКО, работающих с детьми.

С момента вступления в силу нового закона иностранные агенты не смогут осуществлять просветительскую деятельность в отношении несовершеннолетних, а также педагогическую деятельность в государственных и муниципальных образовательных организациях. 

“Еще иноагентам будет запрещено производить информационную продукцию для несовершеннолетних. Это и посты в социальных сетях, и рассылки, брошюры, книги, постеры, вся информация на сайте. Все должно быть с пометкой “18+”. Соответственно, вы не можете распространять это в образовательных учреждениях, вы не можете прийти в школу или провести круглый стол для студентов, если среди них будет даже двое 17-летних», — говорит Арапова. 

Фото: Вадим Кантор / АСИ

Как вступить в ряды иноагентов, рассказать об этом окружающим и (возможно) выйти из реестра 

Кроме всего уже обозначенного, от иностранных агентов по-прежнему ждут добровольного включения в соответствующий список: “лицо, намеревающееся действовать в качестве иностранного агента, обязано до начала своих действий подать в уполномоченный орган заявление о включении его в реестр».

“Получается, если ты руководитель организации, подходящей под критерии, то должен сам на себя донести, включить себя в реестр иностранных агентов и возложить на себя все эти обязанности по отчетности и так далее.

Тогда тебя не оштрафуют на 300 — 500 тысяч за то, что ты сам подал это заявление, — рассказывает Арапова. — Что касается физических лиц, то такая обязанность возложена на тех людей, которые осуществляют политическую деятельность и (или) сбор военно-технической информации, которая не является информацией, представляющей собой государственную тайну, но при этом является достаточно чувствительной и может представлять угрозу для национальной безопасности Российской Федерации».

В числе такой информации есть, например, сведения о соблюдении законности и морально-психологическом климате в войсках.

Если представить ситуацию, при которой в российской армии погиб солдат-срочник, и его родители требуют возбуждения уголовного дела и расследования, а правозащитники-иноагенты им помогают, то ни юристы, ни родители не смогут по новому закону рассказывать о том, что им сообщило следствие.

“Вот все эти люди, которые собирают информацию, чтобы потом ее распространять — военные эксперты, корреспонденты, правозащитники, да даже сами родители срочников — все они, получается,  должны пойти и сообщить о том, что собираются осуществлять сбор информации в военной сфере. То есть человек еще даже не пошел собирать информацию, а только собрался это сделать, но уже должен пойти и заявить об этом», — говорит Арапова.

Иноагенты будут обязаны сообщать о наличии такого статуса своим работникам, учредителям, бенефициарам, а также при обращении в органы публичной власти, образовательные организации, иные органы и организации.

В какой форме и как именно это нужно будет делать, пока что не определено законом, но на это НКО стоит отдельно обратить внимание:

“Сотрудники НКО, руководители и члены правления должны обязательно ставить пометки на всей коммуникации с госорганами.

Это не обязательно должен быть запрос о предоставлении какой-то информации, а, к примеру, письмо в управление имущественных отношений о продлении договора аренды. Что-то такое нейтральное, где ты даже не подумаешь, что надо ставить эту пометку, — дополняет эксперт. — Думаю, этот момент будут внимательно отслеживать, потому что уже был прецедент: из-за отсутствия таких пометок ликвидировали оба “Мемориала”» (организации внесены в реестр НКО-иноагентов).

Выйти из реестра, согласно норме нового закона, смогут и сами иноагенты, и лица, аффилированные с ними. 

«В законе есть возможность для физического лица подать заявление об исключении из реестра в том случае, если основания, по которым это лицо было признано агентом, прекращены. Но в этом тоже есть нюанс, поскольку в законе, в том числе и в отношении аффилированных лиц, указана продолженная форма —  “являвшегося учредителем”, “являющегося работником организации”, — говорит Милославская. — Из текста можно предположить, что после того, как пройдет два года, можно попытаться исключиться, но тоже здесь нужна какая-то практика, понимание, кого будут исключать из реестра. Но то, что закон в принципе позволяет выходить из реестра, уже в общем-то неплохо».

Материал подготовлен по проекту «НКО-координаты». Проект реализуется Агентством социальной информации при поддержке Фонда президентских грантов.

18+
АСИ

Экспертная организация и информационное агентство некоммерческого сектора

Попасть в ленту

Как попасть в новости АСИ? Пришлите материал о вашей организации, новость, пресс-релиз, анонс события.

Рассылка

Cамые свежие новости, лучшие материалы в вашем почтовом ящике