Новости
Новости
22.05.2024
21.05.2024
20.05.2024
18+
Статьи

День ошеломительной коммуникации: в «Среде своих» рассказали пять историй о благотворительности в формате «стендап»

Благотворительность — это кладезь тем для стендапа, убедились участники встречи в пространстве «Среда своих».

Фото: Дима Жаров / АСИ

В клубе единомышленников по работе над социальными проектами говорили о том, как на самом деле добываются ресурсы в благотворительности.

Татьяна Апатова, генеральный директор фонда «Правмир»

До фонда она работала в транспортных компаниях, в команде, создававшей проекты для московского метро: напольная навигация, Wi-Fi в вагонах.

В 2018 году на пике карьеры она решила все изменить. Когда карьерный консультант сказал, что ее резюме заинтересовался фонд «Православие и мир», решила, что это шутка.

Она работает в «Правмире» уже четыре года. Говорит, что благотворительность помогла ей победить синдром спасателя, научила налаживать контакты и искать деньги. Сейчас фонд поддерживают более 64 тысяч доноров и крупные компании.

Фото: Дима Жаров / АСИ

Игорь Шатунов, основатель фонда «Дари еду!»

Он работал в кафе, банке, занимался рекламой. Всегда считал себя предпринимателем. В 2016 году в Будапеште увидел в магазине полку добра – и решил реализовать такой проект в России.

Первый бокс для еды заполнился за две недели. В соседнем магазине предложили повторить эксперимент – так стартап начал развиваться, боксы стали появляться в торговых сетях в Москве.

«Иногда наши боксы путают с чем-то другим. Туда кидают фантики, старые вещи, фотографии бывших и неоправданные надежды. Один раз, еще когда мы сами доставали продукты из боксов, нашли баклажку пива, а через неделю там же — вяленого ерша. Наверное, человек подумал, что без закуски не то».

В какой-то момент появилось ощущение, что скоро дарить еду будут не организаторы, а им – столько ресурсов на это уходило. Тогда проект начал меняться. Появился онлайн-магазин продуктов для нуждающихся, собственные кухни и благотворительная доставка.

Сейчас «Дари еду!» работает в 140 городах России, каждый месяц передает 10-12 тонн продуктов в помощь нуждающимся.

Ася Дунаевская, сооснователь благотворительного книжного фестиваля «Фонарь»

Если у нее спросить, что почитать, она поинтересуется, есть ли у человека два-три свободных часа для обсуждения. Благодаря книгам можно узнать, на какой день сходят с ума на необитаемом острове и куда нести кольцо Всевластья. И в книге никто не закричит «Ставки на спорт» в самый интересный момент.

«Наша жизнь могла бы стать лучше, если бы книги были вместо голосовых сообщений, новостей, секса в некоторых случаях или еды после шести», – говорит Ася Дунаевская.

Фото: Дима Жаров / АСИ

Раньше она работала PR-директором издательства «Розовый жираф», которое выпускает детскую литературу. За время ее работы некоторые книги перестали быть детскими, перешли в раздел 18+. Благотворительностью не интересовалась.

Но в 2022 году она решила провести книжный благотворительный фестиваль. Так появился «Фонарь». Первый фестиваль прошел в мае, на нем собрали полмиллиона рублей для фонда «Дом с маяком».

На фестивалях книги продаются в два-три раза дешевле, чем в магазинах. Организаторы стараются собирать разную литературу: детскую, взрослую, художественную, non-fiction и т.д.

«У нас можно купить книги для детей и книги, как этих детей сделать. Есть «запрещенка», книги иноагентов. Мы даркнет в мире книг», – говорит Дунаевская.

Иногда на фестиваль приносят странные книги (и не только). Один раз принесли памятку по использованию стиральной машины.

Главное в «Фонаре», что это не просто книжная барахолка, а праздник и для покупателей, и для фондов, в пользу которых собирают деньги.

Константин Воробьев, юрист фонда «Нужна помощь»

«Фонд, в котором я работал раньше, после моего ухода признали иностранным агентом. И сейчас у меня есть крутой аргумент, чтобы меня не увольняли из фонда “Нужна помощь”», – рассказывает Константин Воробьев.

Руководители могут привлекать средства и людей, но только юрист знает, как сделать так, чтобы за это не посадили, объясняет Воробьев. Он бесплатно консультирует НКО, старается помогать другим фондам.  

Многие маленькие НКО беспокоятся из-за иностранного финансирования. Юрист подчеркивает: в законе два основных критерия – иностранное влияние и определенные виды деятельности. Если включить всех, кто подходит по прописанным в законе признакам, в реестре будет 8 млрд человек.

«Когда Минюст выставляет претензии, он в том числе следит за постами директора НКО. Поэтому я подписался на все запрещенные соцсети и теперь смотрю сторис нашего директора первым, даже раньше ее бывших», – продолжает Воробьев.

В своей работе юрист сталкивается с тем, что часто НКО чего-то хотят, но боятся. Если делать все открыто и по правилам, то проблем не будет – ведь если что, есть юрист.

Катя Горяева, директор по развитию фонда «Игра»

В Московскую школу профессиональной филантропии она пришла на обучение случайно — в отличие от других слушателей.

На одном потоке с ней учились Дарья Алексеева, основатель «Второго дыхания», Елена Фильберт, исполнительный директор фонда «Антон тут рядом», Екатерина Милова, директор по развитию фонда ОРБИ.

Во время обучения в МШПФ Горяева познакомилась с Марией Климашкиной, которая в тот момент была директором фонда «Плюс помощь детям». Сейчас фонд называется «Игра».

Фото: Дима Жаров / АСИ

«Эта встреча изменила меня. Придя в благотворительность, согласно культурному коду людей в НКО, я худею на 10 кг, седею и работаю 80 часов в неделю», – рассказывает Катя Горяева.

Сейчас фонд развивает раннюю помощь в России. «Это когда нам нужно вложить полмиллиона рублей, когда ребенку полгода, чтобы потом не вкладывать 5-10-15-20 млн бюджетных рублей и делать разные болезненные манипуляции, опоздав. Поэтому ранняя помощь — хорошо и дешево, поздняя помощь — плохо и дорого, так не надо. Есть такой часто встречающийся при ДЦП диагноз, вывих тазобедренного сустава. У 15 тысяч детей в данный момент вывихнут тазобедренный сустав. Когда работает ранняя помощь, мы покупаем специальный гаджет — вертикализатор, благодаря которому тазобедренный сустав естественным образом принимает правильное положение. Есть вариант B: ребенок вырастает, сустав не зафиксирован, ребенка оперируют, и он должен полгода пролежать в гипсе. Не играя, не двигаясь…А это совсем не смешно», — говорит Катя Горяева.

Этот материал — часть проекта «НКО-профи Москвы: информация и практики», который АСИ реализует при поддержке Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы. Другие новости и статьи о работе московских СО НКО по ссылке.

18+
АСИ

Экспертная организация и информационное агентство некоммерческого сектора

Попасть в ленту

Как попасть в новости АСИ? Пришлите материал о вашей организации, новость, пресс-релиз, анонс события.

Рассылка

Cамые свежие новости, лучшие материалы в вашем почтовом ящике