Новости
Новости
28.05.2024
27.05.2024
24.05.2024
18+
Статьи

Как управляются благотворительные фонды – бенефициарные собственники компаний

Какие фонды — собственники компаний есть в мире и какая у них модель управления, рассказали на VII форуме «Эндаументы-2023».

Фото: Israel Andrade / Unsplash

VII ежегодный форум «Эндаументы-2023» прошел в России 13 апреля. Он организован Благотворительным фондом Владимира Потанина и Школой управления «Сколково». 

В начале 2023 года Школа управления «Сколково» по инициативе Центра развития филантропии Фонда Потанина провела исследование «Модели управления благотворительными фондами — бенефициарными собственниками бизнес-компаний». С некоторыми его выводами на одной из сессий форума познакомили Дмитрий Агеев, советник Лаборатории социальных инвестиций и устойчивого благосостояния Школы управления «Сколково», и Иван Климов, директор по исследованиям Лаборатории социальных инвестиций и устойчивого благосостояния Школы управления «Сколково». 

Для исследования команда школы «Сколково» всесторонне проанализировала десять мировых кейсов фондов, являющихся бенефициарными собственниками бизнес-компаний. Это позволило показать специфику фондов из разных стран с разными культурными особенностями. 

Для этого явления нет прямого перевода с английского, поэтому исследователи ввели свой термин: фонды – собственники компаний. В России эта форма управления компаниями не распространена, но и в мире их распространение неравномерно. В США, например, такой практики тоже практически нет из-за законодательства, не позволяющего компаниям управляться через фонды.  

«Однако есть страны, в которых влияние такой конструкции на экономику страны огромно. Один из ярких примеров – Дания, в которой экономика страны на 40% сформирована такого рода предприятием», – говорит Агеев. 

Что такое фонды – собственники компаний

Фонды, о которых идет речь, не управляют компанией в прямом смысле, как бизнесом, они являются бенефициарами компаний. Советы директоров, правление и менеджмент этих структур разведены – каждый выполняет свою работу. Но через определенные внутренние конструкции они соединяются в комитеты, советы или другие структуры, принятые в компании. 

Такие фонды занимаются благотворительностью, социальным инвестированием, поддержкой семьи акционеров, рассказывает Агеев. Те фонды – собственники компаний, которые направляют свои программы в пользу общества, часто бывают «экономически не хуже» обычных бизнес-компаний, а временами и лучше. Например, в таких компаниях более развитое стратегическое мышление и более выраженная социальная повестка. Они более привлекательны для соискателей. Работает там больше молодых людей и женщин, и срок их работы обычно более длительный. 

Фонды – собственники компаний, как правило, появляются благодаря основателю бизнеса или его последователей. Пример – компания Bosch, в которой форму управление компанией придумал основатель, а реализовали ее его последователи. 

Фото: S O C I A L . C U T / Unsplash

Почему об этом надо говорить в России

Частной собственности в России буквально тридцать лет, и тому поколению предпринимателей нужно задаваться вопросом, а как их бизнес будет работать дальше, после него. Так возникает проблема преемственности, рассказывает Климов, будущим владельцем компании может стать член семьи основателя, а может – какой-то коллективный владелец. С другой стороны нужно не забывать, что крупные компании это не только частный бизнес, но и общественное достояние с большим вкладом в экономическое благосостояние общества. 

«Получается, что акционеры, собственники таких компаний просто не имеют права не думать о том социальном эффекте, который возникнет в результате тех или иных решений относительно преемственности. В течение последних 10-15 лет мы видим, как появляются инструменты, с помощью которых собственники и акционеры могли бы планировать эту преемственность», – говорит Климов. 

И фонды – собственники компаний – один из этих инструментов, которые можно для этого использовать, особенно познакомившись с опытом других стран. Главное, по словам Климова, не просто скопировать этот опыт, а проанализировать и понять, что подходит, а что не подходит конкретной компании.  

У таких моделей есть преимущества и для НКО, и для государства. Для некоммерческих организаций это дает устойчивое финансирование для проектов и понимание, как развиваться в стратегической перспективе. Это позволяет активнее экспериментировать с программами, инструментами и направлениями работы. Государству фонды – собственники компаний помогают решать социальные проблемы и при этом развивают бизнес и экономику. И деньги крупного бизнеса остаются в стране и работают там. 

Как управляются фонды – собственники компаний

Основная проблема фондов – собственников компаний, которую заметили исследователи, заключается в вопросе «кто и как будет управлять этой структурой». На вопрос «как управлять» еще можно найти ответ, проанализировав опыт управления других. Но вопрос «кто», то есть кадровый вопрос, принципиально важный. 

При анализе советов директоров мировых фондов – собственников компаний выявили несколько особенностей: 

  • управленческая дистанция: люди, которые принимают решения для фонда, не должны быть вовлечены в операционное управление бизнесом;
  • знания и компетенции руководителей фонда должны касаться сферы управления бизнесом. 

Во многих случаях карьера людей из управления фондом начиналась на низких позициях компании, постепенно вырастая до члена совета директоров. Так получалось «перекрестное опыление», и в коллегиальном органе управления соединяются знания и о бизнесе, и о благотворительных программах. Все это приводит к вопросам: откуда брать таких людей, готовы ли они будут для этой работы, способны ли они договориться между собой. 

Фонд Novo Nordisk и структура его управления оказались типичными для многих компаний. В структуре управления такой конструкцией есть фонд с советом директоров, у совета директоров есть целый ряд комитетов, потом менеджмент, который занимается оперативным управлением и примерно сто шестьдесят сотрудников. Следующий уровень управления – холдинговая структура со схожей моделью правления и советом акционеров, в который входит и фонд. И третий уровень управления – сами компании, которые занимаются производством.   

«Таким образом достигается оптимальная управленческая дистанция, которая не позволяет фонду быть непосредственно вовлеченным в производственную деятельность», – рассказывают исследователи. 

Фонд владеет особым пакетом акций, с которыми ничего не может сделать: ни продать, ни потерять. Таким образом он становится квази-эндаументом, и эти акции дают фонду право участвовать в определении стратегии, политики и работы компаний. 

Как итог, замечают исследователи, при разговорах о том, что фонды могут быть собственниками компаний, нужно серьезное изменение принципов мышления. И для этого за стол переговоров должны сесть и люди, которые понимают, как работают благотворительные фонды, и люди, которые понимают устройство рынка капитала. 

Ознакомиться с полной версией исследования «Модели управления благотворительными фондами — бенефициарными собственниками бизнес-компаний» и посмотреть запись сессий можно на сайте форума «Эндаументы-2023»

18+
АСИ

Экспертная организация и информационное агентство некоммерческого сектора

Попасть в ленту

Как попасть в новости АСИ? Пришлите материал о вашей организации, новость, пресс-релиз, анонс события.

Рассылка

Cамые свежие новости, лучшие материалы в вашем почтовом ящике