Новости
Новости
20.05.2024
17.05.2024
18+
Статьи

Доступный бизнес и инклюзивный дизайн: как включить людей с ментальной инвалидностью в общество

Представители сектора поделились реальными кейсами, которые улучшают жизнь людей с психическими (ментальными) нарушениями.

Фото: Nik / Unsplash

На прошлой неделе прошла IV научно-практическая конференция «Ценность каждого — 2024» на тему жизнеустройства людей с психическими (ментальными) нарушениями.

Конференцию с приветственным словом открыла экономист, общественный деятель и мама девочки с синдромом Дауна Ирина Хакамада. Она заявила, что каждый ребенок, рожденный в стране, должен быть счастливым. 

«С точки зрения общества, институтов и психологии родителей прогресс в России мне напоминает караван, который очень медленно, но верно идет по пустыне к своей цели — источнику воды. Дойдя до источника жизни, мы сможем напоить всех детей — включая тех, которые искусственно исключены из жизни общества», — считает Хакамада. 

Она также добавила, что, к сожалению, родителям детей с ментальными нарушениями сегодня необходимо обладать железной волей, чтобы добиваться от институтов какой-то помощи. 

Соучредитель фонда «Я есть!» Ксения Алферова порассуждала на тему терминологии. Она подняла проблему некорректных наименований, которые люди используют в отношении детей с особенностями развития. 

«Я не устану повторять, что если мы сами будем говорить о своих детях, что они инвалиды, что у них нарушения, то чего мы хотим от общества? Слово “инклюзия” я тоже не люблю. Потому что инклюзия — это когда одна большая красивая часть милостиво включает в себя менее привлекательную и хорошую.

Я предпочитаю слово “интеграция” — когда две равные части сливаются в одно целое», — объяснила Ксения. 

На секцию пригласили представителей бизнеса, которые рассказали о том, как они интегрируют принципы и ценности инклюзии в деятельность своих организаций. 

Фото: Markus Spiske / Unsplash

Универсальная среда для разных категорий граждан

Ирина Арон, руководитель направления «Инклюзия» Студии Артемия Лебедева, рассказала об инклюзивных проектах, которые студия готовила вместе с благотворительными фондами. 

Так, для фонда «Я есть!» Арон как менеджер проекта делала сайт. Оценить его можно здесь.

«Мы в студии не делаем работу просто так для кого-то там. Мы на самом деле с душой подходим к каждому проекту: изучаем и погружаемся в тему. И вот, поработав с “Я есть!” и подробно углубившись в детали проблем людей с ментальными нарушениями, мы познакомились с фондом “Нужна помощь” (признан в России иностранным агентом)», — рассказала Ирина.

Почти сразу началась работа студии над порталом «Если быть точным».

«Если быть точным» — это платформа с открытыми данными и исследованиями по социальным проблемам в регионах России. На платформе публикуют полезные датасеты, аналитические отчеты и материалы по широкому набору тем — от ВИЧ и бездомности до гендерного неравенства и состояния окружающей среды.

По словам Ирины, прежде чем сделать сайт такого масштаба, команда студии годами прорабатывала тему инклюзии и доступности. 

«Теперь, когда к нам обращается компания с задачей сделать архитектуру дизайна парковки или офисного помещения, мы имеем возможность создать универсальную среду для разных категорий граждан», — говорит Арон. 

Во время COVID-19 студия разработала дизайн временной навигации в ММКЦ «Коммунарка», а также бесплатно распространила плакат для персонала «Как правильно надевать средства индивидуальной защиты». Ирина отметила, что для бизнеса в принципе невыгодно распространять что-либо на бесплатной основе, но иногда возможны исключения.

Фото: презентация Ирины Арон

Участвовать, а не только сочувствовать

Шура Кузнецова, редактор направления «Графический дизайн», лид направления по работе с социальными проектами и креативным волонтерством в школе дизайна и технологий Bang Bang Education (BBE), рассказала, зачем НКО и дизайнеры нужны друг другу. 

Некоммерческим организациям нужны пожертвования, но, чтобы привлечь к себе внимание, необходимо пригласить обученных креативных специалистов. Найти их, по словам Шуры, не составляет труда, поскольку в России уже сформирована хорошая база дизайнеров. 

«Взаимодействие НКО с дизайн-индустрией — это огромное поле для креатива и сложных задач, которые выводят обе стороны на новый уровень», — считает Кузнецова. 

Так, в BBE существует программа «Социальное волонтерство». Компания привлекает студентов для выполнения социальных заказов — копирайтеров, редакторов, дизайнеров, разработчиков. Таким образом НКО получает красивый проект, а студенты — опыт и пополнение портфолио. 

В своих проектах Кузнецова советует действовать не через жалость, а через возможности. И правильный дизайн может в этом помочь.

«Настраивайте оптику своей аудитории так, чтобы им хотелось участвовать, а не только сочувствовать, потому что это влияет на будущее», — уточняет она. 

Доступность — бизнесовая задача

Делать бизнес доступным — это не акт доброй воли, а задача, которая входит в интересы любой компании. Клиент приносит бизнесу деньги, и в данном случае неважно, какая у него группа здоровья, говорит Виктория Кравцова, руководитель направления «Особенный банк для людей с инвалидностью» Сбербанка.

«Многие компании думают, что люди с ограниченными возможностями не принесут им денег. Однако сложности со здоровьем могут появиться при любом уровне дохода и при любом образе жизни. Инвалидность не означает, что человек полностью неплатежеспособен», — считает Кравцова. 

Внутри Сбербанка клиенты с ограниченными возможностями делятся на несколько категорий. К каждой из них у банка существует отдельный подход, которому он обучает своих сотрудников. 

Команда банка также подготовила инструкции для родных и близких людей с инвалидностью. 

Фото: скрин презентации Виктории Кравцовой

Как интернет меняет судьбы НКО и простых людей 

Проект «Жить» хоть и не является зарегистрированным средством массовой информации, все же это информационный рупор, считает Ольга Гагаринская, главный редактор проекта «Жить», создатель «Новой школы медиа», сценарист и режиссер документальных фильмов. 

В соцсетях проекта его авторы рассказывают о жизнях людей. А о наиболее животрепещущих историях снимают кино. Один из самых главных фильмов, который сняла команда проекта, называется «Корочка хлеба».

В нем рассказывается о Вере Николаевне Бельчич, которой было всего 12 лет, когда она узнала, что такое война. В блокадном Ленинграде от голода умерли ее мама и четырехлетний братик Боренька, а ей удалось выжить.

«Ветераны уже находятся в очень уязвимом возрасте. Пока мы занимались монтажом отснятого материала, Вера Николаевна скончалась. Мы не успели показать ей премьеру фильма, зато смогли показать его миллионам наших сограждан. Он никого не оставляет равнодушным — даже детей младшего возраста», — говорит Гагаринская. 

Иногда видеоролики не просто влияют на умы, но и приносят реальную пользу. Так, два документальных фильма, которые команда проекта сняла про Светлану Самару, президента фонда «Метелица», привлекли внимание банка. И он подарил фонду земли под Алтаем, где сейчас строится реабилитационный центр. 

«Когда Светлана нам это рассказала, мы в полной мере осознали, что не просто делаем какие-то там видосы, а влияем на судьбы людей. И это только один из крупных кейсов, о которых мы знаем. А сколько тех, которые до нас просто не дошли?» — задается вопросом Ольга. 

12–13 апреля эксперты продолжат обсуждение жизнеустройства людей с ментальными нарушениями в Доме народного единства в Нижнем Новгороде.

18+
АСИ

Экспертная организация и информационное агентство некоммерческого сектора

Попасть в ленту

Как попасть в новости АСИ? Пришлите материал о вашей организации, новость, пресс-релиз, анонс события.

Рассылка

Cамые свежие новости, лучшие материалы в вашем почтовом ящике