Новости
Новости
24.05.2024
23.05.2024
22.05.2024
18+
Серии

От лечебных обществ к ресурсным центрам: история общественных организаций на Дальнем Востоке

Когда появились первые благотворительные общества, как изучали Амурский край и отличаются ли чем-то приморские НКО от столичных, выясняло АСИ.

Фото: syngach / Фотобанк Лори

Материал — часть проекта «Люди добрые. Дальний Восток» (серия «НКО-Профи»). Проект реализует АНО ДПО И К «Развитие» при поддержке Президентского фонда культурных инициатив.

Из истории благотворительности ХIX-XX веков

Как пишет Надежда Котляр, кандидат исторических наук, автор научных работ «Из истории общественной благотворительности на Дальнем Востоке России (конец XIX — начало XX в.)» и «Общественные силы для развития региона: исторический опыт Дальнего Востока», частные благотворительные общества появились на Дальнем Востоке в 1875 году. Они создавались для улучшения материального и нравственного состояния бедных людей медицинской помощью (лечебно-благотворительные общества) и деньгами. Таких организаций до конца XIX века на Дальнем Востоке появилось не меньше восьми.

«Первые благотворительные общества Дальнего Востока создавались учредителями как добровольный финансовый центр, из которого будут черпаться средства на наиболее острые нужды беднейшего населения», — пишет Котляр. 

В деятельности этих обществ отражались нужды городов. Например, во Владивостоке тогда не было школы, и ее открыло Владивостокское благотворительное общество. 

Как рассказывается в книге «История социальной работы»* Елены Костиной, оно возникло в 1876 году. Кроме того, каждый месяц общество поддерживало двух вдов преклонного возраста с тяжелой болезнью и двух круглых сирот. Последних отдали «благонадежным» людям вместе с пособием на их содержание. В 1895 году Благотворительное общество открыло детский приют, а потом «ясли».

В 1900-1917 годах на Дальнем Востоке создали как минимум девять обществ сиротского детского приюта. Лечебно-благотворительные общества больше не создавались — они стали частью социальной системы региона.

На рубеже XIX-XX веков власть сделала общественные проблемы делом государственным, и она же начала создавать общественные организации. К 1917 году в регионе их было 165.

«Со временем выработались принципы этой политики, составившие суть стратегии развития Дальневосточного региона: представители высшей власти создают общественные организации в самых необходимых областях жизни региона, поддерживают и опираются на их деятельность, рассматривая эти организации как административное звено», — пишет Котляр. 

Власти рассматривали общественные организации как часть региональной политики по нескольким причинам: недостаток финансирования, неразвитая система соцзащиты, нехватка населения. 

«Менее чем за десять лет произошли кардинальные перемены в городской жизни Дальнего Востока, а именно: местное общество сплотилось и составило активную общественную поддержку действиям власти, наметились положительные тенденции в развитии всех областей хозяйственной жизни, население быстро увеличивалось и включалось в систему общественных сил региона», — заключает автор.

© syngach / Фотобанк Лори

*Е. Ю. Костина «История социальной работы» — Издательство Дальневосточного университета, Владивосток, 2003.

Общество изучения Амурского края

18 апреля 1884 года военный губернатор Владивостока, контр-адмирал Александр Фельдгаузен утвердил устав Общества изучения Амурского края.

Основная задача Общества — освоить огромную территорию восточных окраин России. Для этого его первые члены отправлялись в экспедиции, собирали экспонаты для краеведческого музея и архивы, готовили научные доклады и печатали их в местной прессе. 

Первая статья устава Общества гласила: «Общество имеет целью всестороннее изучение р. Амура, русского побережья Восточного океана и сопредельных местностей и ознакомление с ними посредством собрания коллекций и разных сведений по всем отраслям естествознания, географии, этнографии, археологии и научной разработки собранных материалов, равно посредством составления библиотеки из сочинений об указанном крае, не ограничиваясь какой-либо специальностью».

Фото: syngach / Фотобанк Лори

С деятельностью Общества изучения Амурского края связано несколько имен приморских меценатов. Например, лесопромышленника и строителя Михаила Суворова.

В 80-е годы XIX века Суворов, рожденный в Санкт-Петербурге, перебрался в Приморье и стал заниматься строительством. В 1895 году он вступил в Первую купеческую гильдию и стал одним из десяти богатейших жителей Владивостока.

Он финансировал деятельность Общества изучения Амурского края и был его активным участником. Например, из протоколов Общества известно, что Суворов жертвовал фотографический аппарат, кирпич для строительства краеведческого музея, дрова, деньги. Пристройку музею он вызвался строить бесплатно. 

Благодаря Суворову во Владивостоке были построены многие здания, например, Восточный институт и Свято-Покровский храм. 

Кто еще помогал Обществу изучения Амурского края

жертвовали предприниматели края — М.Г. Шевелёв, Ю.И. Бринер, М.И. Янковский, А.Д. Старцев и другие.

Еще на работу Общества жертвовали великий князь, наследник цесаревич Николай Александрович, великие князья Алексей Александрович и Александр Михайлович, генерал-губернаторы Восточной Сибири и Приамурского края, военные губернаторы Приморской области и Владивостока.

Сегодня Общество изучения Амурского края — Приморское краевое отделение Всероссийской общественной организации «Русское географическое общество».

От нулевых до нашего времени

В настоящее время в регионе работают такие же разнонаправленные НКО, как везде, рассказывает Светлана Баженова, директор АНО дополнительного профессионального образования и консалтинга «Развитие», руководитель ресурсного центра для СО НКО в Приморском крае. Она начала работать в некоммерческом секторе с начала нулевых в проектах по предотвращению торговли людьми и домашнего насилия, вела тренинги для повышения экономической уверенности девочек и женщин.  

По словам Баженовой, проблемы насилия и торговли людьми не теряют своей актуальности и до сих пор. Проблемы есть во всей стране, Приморский край же находится в близости с азиатско-тихоокеанским регионом: огромным Китаем, Кореей и Японией. Туда в 90-е годы вывозили девушек для работы хостес. Люди нелегально ехали работать в Корею и сейчас продолжают. Но уезжать из страны, чтобы столкнуться с современным рабством, необязательно. 

«Это вылилось в то, что потом мы вели проекты по развитию молодежного предпринимательства, социального предпринимательства и работали в целом над тем, чтобы развивался некоммерческий сектор. В конце концов пришли к тому, что создали ресурсный центр для НКО», — рассказывает Баженова.

В 2000-х о некоммерческих организациях не говорили так часто, как сейчас. Но уже работали общества инвалидов, женские, ветеранские, экологические организации, Красный Крест. И сейчас в регионе работают такие же НКО, как и везде, — помогающие детям, родителям, животным, занимающиеся благоустройством, культурой, спортом.  

Владивосток. Фото: Овчинникова Ирина / Фотобанк Лори

Со временем в Приморском крае стало больше поддержки, говорит Баженова. Государство начало выделять больше ресурсов на развитие некоммерческого сектора. Вместе с государственными ресурсами приходили негосударственные. 

Несколько лет назад на программу поддержки некоммерческих организаций Приморского края выделялось 4 миллиона рублей в год. 

«Что можно сделать на территории края за 4 миллиона рублей, пусть у нас не очень большое население — чуть меньше 2 миллионов? А сейчас у нас своя краевая программа на 65 миллионов рублей и в этом году нам через финансирование Фонда президентских грантов добавляют еще 60 миллионов», — рассказывает Светлана. 

В 2021 году Приморский край занял 23 место из 85 в рейтинге субъектов по развитию некоммерческого сектора 2021 года. Рейтинг подготовлен Общественной палатой РФ совместно с агентством «РАЭКС-Аналитика». В него закладывались экономическая значимость НКО, их устойчивость, активность работы, поддержка со стороны региона и другие показатели. 

Владивосток и отличия

Не только Приморский край, но весь Дальневосточный сектор отличается от столичного тем, что серьезно оторван от центральной части, считает Баженова. От этого у организаций все еще много «ненасмотренности». 

То, чем в столичных НКО уже активно пользуются, на Дальнем Востоке только узнают. Например, цифровые технологии —  все научились работать в Zoom, но дальше многие не идут. 

Крупной на Дальнем Востоке считается организация, в которой работают пять-шесть человек. Больших некоммерческих организаций практически нет. Это связано с тем, что в регионе меньше людей, меньше поддержки, меньше организаций, которые научились фандрайзить на свою деятельность. 

«У нас до сих пор большая доля организаций, где грантовое финансирование составляет львиную долю бюджета. И пока еще много организаций, которые свято верят в то, что грантовое финансирование — единственный источник поступления денег и что НКО создаются, чтобы гранты получать», — говорит Баженова. 

Поэтому, по ее словам, дальневосточные НКО нужно просвещать и образовывать. Нужно вовлекать в некоммерческую сферу местный бизнес. Пока на Дальнем Востоке можно по пальцам пересчитать регионы, в которых работает бизнес с собственными социальными программами. 

В регионе еще живы стереотипы того, как нужно помогать людям, например, возить подарки в детские дома. 

Местные жители начинают доверять НКО, когда знакомятся с ними. В декабре 2021 года во Владивосток привезли спектакль «Люди добрые». По словам Баженовой, в зале было около 200 зрителей, и только 20-30% из них — сотрудники некоммерческих организаций. Все остальные — просто люди, которые пришли посмотреть и узнать, что такое НКО и кто там работает.

Спектакль "Люди добрые"

«Люди добрые» — документальный спектакль Театра сторителлинга Константина Кожевникова и Агентства социальной информации, основанный на реальных историях лидеров российских НКО. Спектакль — часть проекта «НКО-профи», поддержанного Благотворительным фондом Владимира Потанина по программе «Эффективная филантропия в 2019 году».

Вскоре в Приморском крае будут делать свой спектакль о некоммерческом секторе. 

Узнавать о работе НКО помогают организации (в большинстве своем зоозащитные), которые привлекают большое количество волонтеров. Во время пандемии COVID-19 к некоммерческим организациям стали приходить люди, до того с сектором не знакомые.   

«Но в этом направлении еще многое нужно сделать. Когда меня спрашивали, где я работаю, я отвечала, все реагировали так: да, поняли, а работаешь где? То есть люди думали, что надо где-то еще работать, в вузе преподавать, в администрации трудиться», — говорит она. 

Здание мэрии во Владивостоке. Фото: Овчинникова Ирина / Фотобанк Лори

«Я приезжаю рассказывать: сегодня мы проводим семинар при поддержке субсидии администрации Приморского края, мы некоммерческая организация. Дальше ко мне подходят и говорят: вот вы там у себя в администрации… Трудно сознание у людей поворачивается, что можно не работать в администрации, вузе, школе, каком-то бизнесе, а работать в НКО», — заключает Баженова.

18+
АСИ

Экспертная организация и информационное агентство некоммерческого сектора

Попасть в ленту

Как попасть в новости АСИ? Пришлите материал о вашей организации, новость, пресс-релиз, анонс события.

Рассылка

Cамые свежие новости, лучшие материалы в вашем почтовом ящике