Новости
Новости
12.07.2024
11.07.2024
10.07.2024
18+
Статьи

«Ты что в мусоре ковыряешься?», или Почему у воронежских экопроектов возникают трудности

Почему в городе переезжают и закрываются экоцентры и что может помочь жителям не колесить по всему городу с мешками вторсырья.

Фото: Алиса Ермакова

4 марта воронежцы в последний раз могли сдать 30 видов различного вторсырья в одном месте сразу. В столице Черноземья закрылся экоцентр «Зеленый дом» — проект активистки и общественницы Екатерины Хомич. Это произошло спустя месяц после того, как другой городской экоцентр, «Собиратор», также заявил о частичной ликвидации.

«Это откат в прошлое»

Еще вчера «домик», как ласково называет центр Екатерина Хомич, был полон посетителей: воронежцы стремились сдать все вторсырье, что накопили, по одному адресу. Экоцентр «Зеленый дом» принимал на переработку разнообразные виды отходов, поддерживая идею разумного потребления. Теперь с раздельным сбором могут возникнуть трудности. Ни «Зеленый дом», ни «Собиратор», где можно было сдать 50 видов фракций, больше вторсырье не принимают.

«Это откат в прошлое, — прокомментировала АСИ Екатерина Хомич. — Воронежцам, желающим сдать вторсырье, придется колесить по всему городу, потому что пункты приема разбросаны. К тому же они специализируются на определенных фракциях. А многие виды, например, полипропилен (пластик, маркировка ”5” или ”PP”. — Прим. АСИ) или блистеры, больше вообще нигде не принимают».

Руководитель экоцентра «Собиратор» Анна Слепокурова солидарна с коллегой, она вспоминает, что еще 2020 году участвовала в круглом столе по вопросам внедрения в городе раздельного сбора и развития инфраструктуры, на котором присутствовали чиновники.

«И вот 2024 год, а у нас опять нет ни одного экоцентра. Есть пункты приема, но куда, скажем, сдать градусник? Куда сдать шины? Это пойдет на свалку. Инфраструктура не развита. И когда говоришь человеку, что с этим вам надо поехать туда, а с этим — в другой пункт приема, он резонно спрашивает: “Мне что, месяц с этим кататься?”», — рассказывает АСИ Слепокурова.

Арендодатели против НКО

Экоцентр «Собиратор» ранее располагался в центре Воронежа, «Зеленый дом» — в северном микрорайоне. «Зеленый дом» покинул помещение на улице Лизюкова из-за смены собственника здания и повышения арендной платы. Если раньше за 100 кв. м, где располагался пункт приема вторсырья, отдавали 50 тысяч рублей, то теперь собственник запросил 106 тысяч. Взять их экоцентру неоткуда.

«Наш проект некоммерческий, он не задуман как бизнес, который будет всегда рентабельным. Да, у нас есть благотворительный магазин, где мы продаем вещи, и мы вели прием вторсырья, которое сдавали в пункты приема за деньги. Нас активно поддерживали донатами воронежцы. Но вырученных от этого средств все равно недостаточно, чтобы покрыть такие запросы по арендной плате», — объясняет Екатерина Хомич.

Екатерина Хомич. Фото: Алиса Ермакова

За восемь лет, что основательница «Зеленого дома» занимается экопросвещением и сбором вторсырья, ей доводилось переезжать четыре раза. Почти всегда — из-за повышения арендной платы. Временные площадки Екатерина Хомич разворачивала в гаражах, под обычным навесом и на частном участке своей мамы. По словам экоактивистки, после смены помещения центр работал около года, а потом начинались мытарства по поиску нового пространства и его ремонту.

«Собиратор» удержался на одном месте чуть дольше — почти два года. Собственник шел навстречу и сдавал бывшее помещение клуба «Сто ручьев» в аренду в половину цены. Но в декабре прошлого года попросил съехать, дав два месяца на сборы.

«Этими помещениями заинтересовалась федеральная сеть магазинов. Для арендодателя это надежный контрагент, долгосрочный контракт», — поясняет Анна Слепокурова.

Найти новое пространство в миллионном городе сложно. В администрации предложили список помещений, которые мэрия готова предоставить «Собиратору» в безвозмездное пользование. Но они либо маленькие по площади, либо неудобны в использовании. Например, помещения могут быть расположены на цокольных этажах, что значительно затрудняет погрузку фур. На некоторых объектах действует пропускная система, и очень часто в помещениях требуется дорогостоящий ремонт.

Вход в помещение экоцентра «Собиратор». Фото: Алиса Ермакова

«Мы все время просим поддержки у властей, но нам говорят, что это частная инициатива — пишите гранты. Мы пишем, но грантовое финансирование не добавляет нам устойчивости. Еще не хватает ресурсной поддержки — тех, кто приедет, заберет, погрузит. Будем рады, если появится аналогичная муниципальная инициатива, куда можно будет потратить бюджетные средства», — говорит Анна Слепокурова.

Но отсутствие финансирования не единственная причина, почему экопроектам трудно развиваться. Как отмечает Екатерина Хомич, были допущены ошибки в стратегии раздельного сбора мусора на уровне региона.

В Воронежской агломерации ежегодно образуется 400 тысяч тонн отходов, при этом на переработку, по словам министра ЖКХ и энергетики Воронежской области Евгения Бажанова, попадает 3–5% отходов. Кроме этого, причинами, тормозящими развитие экоцентров в городе, руководительница «Зеленого дома» называет отсутствие регулярной социальной рекламы по экологическому просвещению и сложности, связанные с вовлечением людей в команду. 

«Для большинства людей зазорно заниматься вторсырьем, потому что они не хотят копаться в мусоре. Они не понимают разницы между мусором и вторсырьем», — говорит Екатерина Хомич.

В проектах, связанных со сбором и переработкой отходов в Воронеже, сотруднику каждый год приходится начинать с нуля, плюс работа связана с тяжелым физическим трудом — погрузкой мешков с вторсырьем. Кроме того, тема осознанного потребления в обществе недостаточно распространена. Все это в совокупности, по мнению Екатерины Хомич, мешает эффективному командообразованию. Новые люди приходят, но им нужно по меньшей мере два-три месяца, чтобы научиться разбираться во всех тонкостях сортировки.

Основательница «Зеленого дома» добавляет, что те, кто сейчас занимается раздельным сбором, в 95% случаев стесняются признаваться в этом окружающим. Люди опасаются обвинений: «Ты что в мусоре ковыряешься?» Еще часть общества, по словам Екатерины Хомич, неверно считает, что переработкой отходов должно заниматься государство. «Какую планету детям оставите? — задается экоактивистка вопросом. — Этим должны заниматься люди, которые любят это дело не меньше, чем я».

Синдром эмоционального выгорания

Сложности, с которыми сталкивалась Екатерина Хомич, в итоге привели ее к выгоранию. В начале февраля она опубликовала в соцсетях пост, в котором сомневалась, что после очередного выдворения экоцентра вернется к работе.

Через месяц она была более оптимистична, пообещала продолжить свой коммерческий проект «Экотакси», которое выезжает на адрес и забирает вторсырье, и сохранить благотворительный магазин, где ненужные вещи обретают вторую жизнь. Екатерина не исключает, что через пару месяцев займется поиском нового помещения для экоцентра. Но перед этим ей предстоит решить проблемы со здоровьем: она порвала сухожилие кисти во время погрузки мешков и перевозки мебели для экоцентра, планируется операция.

«Мы бы многое могли сделать самостоятельно, только нас должно быть в разы больше. Тех, кто занимается просвещением, раздельным сбором, консультированием тех, кто хочет освоить сортировку. И тех, кто будет возить, грузить и таскать. Таких специалистов в нашей сфере особенно не хватает», — говорит Хомич.

«Собиратор» пока тоже в поисках нового приюта, но продолжает организацию просветительских встреч и мастер-классов.

«Руки часто опускаются. У меня малыш, сейчас я в декрете. Иногда думаю, что могла бы успокоиться и проводить с ним дни напролет, гуляя по паркам. Зачем мне этот стресс и нервы? Единственное, что мне позволяет не сдаваться, — комментарии людей, которые нас поддерживают. Они пишут, и я вижу, что для них этот проект очень важен», — заключает Анна Слепокурова.

18+
АСИ

Экспертная организация и информационное агентство некоммерческого сектора

Попасть в ленту

Как попасть в новости АСИ? Пришлите материал о вашей организации, новость, пресс-релиз, анонс события.

Рассылка

Cамые свежие новости, лучшие материалы в вашем почтовом ящике