Новости
Новости
24.05.2024
23.05.2024
22.05.2024
18+
Новости

Не «жертва», а «пострадавший»: как правильно писать и говорить о торговле людьми

Какие слова не стоит употреблять в проблемных текстах, почему кандалы — не подходящая иллюстрация и как заменить выражение «нелегальные мигранты».

Фото: Andrea De Santis / Unsplash

27 января, в месяц осведомленности о проблеме, фонд «Безопасный дом» провел пресс-конференцию о том, как говорить о торговле людьми.

Проблемы торговли людьми воспринимаются так, как ее передают в публичном поле. Правильный и корректный язык влияет на способы решения этой проблемы, говорит Вероника Антимоник, сооснователь и координатор программ фонда «Безопасный дом». 

Общие принципы

Нужны:

  • реалистичность, опора на факты, документы, статистику;
  • привлекать экспертов;
  • вызов сопереживания и желания помочь.

Не нужны:

  • нормализация, романтизация, пропаганда;
  • драматизация, сенсационность, мифы;
  • вызов боли, страха, жалости, бессилия и безысходности.

По словам Антимоник, при нормализации текст буквально звучит так: «У всех нас есть какие-то проблемы, у одного одно, у другого второе, а у третьего — торговля людьми. Ну, не повезло человеку…».

Еще хуже — романтизация, при которой отношения эксплуататора и человека, которого принуждают, романтизируют. Например, был текст, рассказывающий о женщине, которая находилась в принуждении к домашнему труду.

«Это латентная форма торговли людьми, когда людей из бедных стран, регионов сначала принимают в дом на работу, а потом оставляют в домашнем рабстве, откуда они иногда не могут освободиться в течение всей своей жизни», — рассказывает Антимоник. 

В тексте рассказывали, как эксплуататор хорошо относился к этой женщине, заботился, несмотря на то, что не выпускал из дома, покупал вещи и позволял есть, что останется от хозяйского ужина. И что это было лучшее отношение, которое эта женщина видела в своей жизни.

«Важно, чтобы материал вызывал не пугающие чувства, чтобы человек, прочитав даже тяжелую историю, чувствовал свою сопричастность и задал себе вопрос «могу ли я что-то сделать, чтобы этого стало меньше?», — поясняет Вероника.

Поэтому хорошо, когда в тексте, помимо истории, есть варианты решения сложившейся ситуации.

Торговля людьми

Торговля людьми связана с образами кандалов, решеток, наручников, связанных рук или ног.

«Это нереалистичные образы. Большинство случаев торговли людьми выглядят совершенно по-другому. Любой человек, которого мы видим рядом с нами, может оказаться в ситуации торговли людьми, а мы этого не поймем, потому что в нашей голове будут другие картинки», — подчеркивает Антимоник.

Лучше использовать изображения обычных людей без следов насилия, не пугающие и не устрашающие.

«Рабство» и «торговля людьми» не синонимичные понятия, и не все случаи торговли людьми можно назвать рабством.

Можно использовать:

  • современное рабство.

Не стоит использовать:

  • рабство.

В выражении «современное рабство» очень важно слово «современное», потому что оно указывает на контекст, который изменился с тех пор, когда рабство было законным. Просто рабство — это историческое явление, которое теперь запрещено.

С целью сексуальной эксплуатации

Термин «сексуальная эксплуатация» шире понятия «торговля людьми».

Можно:

  • коммерческая сексуальная эксплуатация;
  • принуждение к оказанию «секс-услуг» (обязательно в кавычках, секс — это не услуга) в секс-индустрии или где-то еще.

Нельзя:

  • сексуальное рабство;
  • секс-работа.

С целью трудовой эксплуатации

В этом контексте также не стоит употреблять слово «рабство».

Можно сказать:

  • принудительный труд;
  • подневольный труд.

Не стоит говорить:

  • трудовое рабство;
  • рабский труд.

Разговор о пострадавших

Нужно:

  • с уважением к достоинству и ценности личности;
  • с учетом гендерного аспекта;
  • с учетом уязвимости;
  • так, чтобы случившееся не было равно человеку.

Нельзя:

  • с виктимизацией;
  • дегуманизацией;
  • стигматизацией и маргинализацией;
  • с поддержкой мифов и стереотипов.

Необходимо правильно освещать вопрос ответственности: не стоит писать, что человек «вовлекся в секс-индустрию» или «оказался в рабстве», если он попал в такую ситуацию не по собственной воле. Нужно указывать, что его привлекли, контролировали, принуждали или заставляли.

Можно написать:

  • переживший/ая насилие, торговлю людьми и т.д.;
  • выживший/ая.
  • проституированные люди;
  • человек, которого вовлекли, принуждали, контролировали, проституировали.

Нельзя:

  • раб/ыня;
  • жертва;
  • проститутки, порноактрисы, веб-кам-модели;
  • секс-работники, секс-работницы, секс-рабы;
  • занимались проституцией.

Слова не должны вешать ярлык на человека, говорит Вероника. 

«Мы призываем не использовать слово «жертва», потому что некоторые воспринимают это как личную характеристику или как позицию, в которую можно легко войти, а потом выйти. Это слово не учитывает реальность, в которой насилие — это выбор насильника», — говорит Екатерина Юрьева, клинический психолог, специалист по работе со СМИ центра «Сестры». 

По ее словам, хоть раз все слышали фразы «она корчит из себя жертву», «встать в позицию жертвы». Это снижает доверие к пострадавшей.

К тому же слово «жертва» часто используют в ситуациях, когда человек не выживает — например, жертва авиакатастрофы. 

Лучше использовать слово пострадавший/ая, у которого нет таких негативных коннотаций. 

О детях

В фонде подчеркивают, что все дети в секс-индустрии, принудительном труде и браке — это пострадавшие от торговли людьми.

Нужно:

  • коммерческая сексуальная эксплуатация детей;
  • сексуализированное (сексуальное) насилие в отношении детей;
  • материалы с сексуализированным насилием над детьми.

Нельзя:

  • детская проституция;
  • малолетние/несовершеннолетние проститутки;
  • детский коммерческий секс;
  • детское порно.

Нужно:

  • принудительный труд детей;
  • принудительные браки с детьми.

Нельзя:

  • детский труд;
  • ранние или детские браки.

О людях из других стран

«Нелегальный и нелегал не нейтральные слова. Нелегальным бывают бизнес, рынок, алкоголь, а мигранты и беженцы — это люди, они не могут быть нелегальными», — замечает Варвара Третяк, сотрудница Комитета «Гражданское содействие» (внесен Минюстом в реестр НКО-иноагентов). 

Можно:

  • люди с опытом миграции, трудовые мигранты;
  • с обозначением национальностей, этничности, конкретных стран.

Не стоит:

  • нелегальные мигранты, нелегалы, гастарбайтеры;
  • с ксенофобией, этнической стереотипизацией, экзотизацией.

По словам Третяк, большая часть мигрантов приезжает в Россию легально и получают миграционную карту. Для человека, у которого есть проблемы с документами, можно использовать термин «мигрант с неурегулированным статусом».

Не нужно бояться слов, указывающих на национальность человека.

О совершивших преступление

Нужно:

  • торговцы людьми, предполагаемые преступники;
  • люди, совершившие преступление или насилие.

Не стоит:

  • с использованием ярлыков, шаблонов, оскорблений, диагнозов (маньяк, педофил);
  • со смягчающими или вызывающими сочувствие обстоятельствами.

О помогающих инициативах

Можно:

  • помощь, содействие, поддержка, сопровождение;
  • помогающие специалисты.

Не нужно:

  • спасение, вызволение;
  • спасатели.

Полную запись встречи можно посмотреть на странице фонда «Безопасный дом» в Facebook.

18+
АСИ

Экспертная организация и информационное агентство некоммерческого сектора

Попасть в ленту

Как попасть в новости АСИ? Пришлите материал о вашей организации, новость, пресс-релиз, анонс события.

Рассылка

Cамые свежие новости, лучшие материалы в вашем почтовом ящике