Новости
Новости
21.06.2024
20.06.2024
18+
Статьи

«Театр — это всегда работа над собой». Как и зачем активистка из Воронежа создала тюремный театр

Корреспонденты АСИ побывали в исправительной колонии № 1 в городе Семилуки и узнали, как искусство ломает стереотипы в отношении осужденных, а им самим дает возможность реализоваться и быть принятыми в обществе.

Фото: Алиса Ермакова / АСИ

Играть, творить и духовно наполняться — такие возможности открыл перед заключенными шести исправительных колоний Воронежской области Первый областной фестиваль любительского театрального искусства среди осужденных «Свобода творчества», посвященный 225-летию со дня рождения Александра Пушкина.

В июне 2023 года автор проекта социальной реабилитации осужденных с помощью методов театрального искусства «Свобода творчества» Наталия Лазарева получила на проведение фестиваля грант Росмолодежи. После этого в исправительных колониях области при содействии воспитательных служб открыли шесть театральных кружков и провели образовательную программу от режиссера Московского драматического театра имени М.Н. Ермоловой Григория Южакова и экс-руководителя творческого центра «Театр Неформат» Антона Тимофеева.

С марта творческие коллективы ставили спектакли по произведениям Александра Пушкина. Участники фестиваля своими силами готовили декорации и костюмы, писали инсценировки и подбирали музыкальное оформление. И вот — представили свои работы на суд жюри. Оценивали работы артист Воронежского государственного театра юного зрителя Ярослав Козлов, старший преподаватель кафедры мастерства актера Воронежского государственного института искусств, режиссер Алексей Мицуро и музыкант Иван Духновский.

Территория надежды

Гала-концерт проходит на территории «строгого режима». За забор проходим по паспортам, проверяют даже подошву на кроссовках. Камеры фотокорреспондента — только по описи, а телефон нельзя пронести даже без сим-карты. Вместо диктофона — ручка и блокнот.

На территории шумно. Работу цехов из-за фестиваля не остановили: в ИК-1 занимаются металлообработкой, сборкой мебели, а еще пекут хлеб. Сквозь запах расплавленного металла едва различим, но улавливается аромат свежеиспеченных буханок.

Почти в центре территории — небольшая церквушка, уютная, но величественная. В ней нет немого укора: «Ты не так жил», рядом с ней почему-то приходит ощущение надежды. А позади нее в доме культуры (ДК) надежда воплощается: здесь работают спортивные секции и кружок самодеятельности. Символично, что в День театра, 27 марта, в стенах ДК родился еще и любительский театр.

Как рассказал в беседе с АСИ начальник отдела по воспитательной работе с осужденными ИК № 1 УФСИН России по Воронежской области капитан внутренней службы Денис Рыжов, постановок в колонии не было с 2020 года, а театр, настроенный работать системно, а не от даты к дате, возник впервые. Идею предложила Наталия Лазарева, в ИК-1 ее поддержали.

«Театр — это не просто вышел и текст сказал. У осужденных должны быть способности, талант к этому. У нас сложилось, потому что есть Виталий Бобров, который на воле занимался творчеством. Он все взял в свои руки. Говорил нам, какие нужны декорации, ткани для костюмов — мы же просто содействовали», — признается капитан Рыжов.

Денис Рыжов. Фото: Алиса Ермакова / АСИ

«Ох, тяжела ты, шапка Мономаха!»

Логотип фестиваля «Свобода творчества» — открытый навесной замок как напоминание о том, что в творчестве нет никаких ограничений. Неважно, по какую ты сторону забора: человек всегда свободен и волен быть собой.

На гала-концерте проходит онлайн-показ отрывков из пяти работ. В них постановщики совместили классику и современность. Так, Моцарт и Сальери из одноименной «маленькой трагедии» носят стилизованные парики, тогда как в одной из версий «Сказки о попе и работнике его Балде» (ее играли в двух ИК) появляется курьер с узнаваемой эмблемой на сумке.

Семилукские заключенные вживую играют отрывки из «Бориса Годунова». Режиссером постановки стал заключенный Виталий Бобров, он объединил в спектакле драму и оперу. В качестве декораций — спроецированные на большой экран на сцене фотографии разных городов и кремлевские палаты, на фоне которых играют актеры.

Виталий Бобров. Фото: Алиса Ермакова / АСИ

«Вам точно понравится! Даже мне, человеку далекому от искусства, запало, — не скрывает своих впечатлений Денис Рыжов. — Мне самому интересно стало смотреть театр. Чувствую, как наполняюсь от него духовно. Конечно, у нас предусмотрено поощрение для тех, кто задействован на ведущих ролях, но вижу, что их интерес продиктован не только этим».

Бориса Годунова играет сам Виталий Бобров. У него поставленный голос и заметная актерская харизма, при этом исполнитель роли царя сохраняет ансамблевость с другими артистами. Нерифмованный белый стих явно отточен на репетициях. Конкурентное преимущество этому спектаклю добавляет музыкальная составляющая.

«Борис Годунов хотел, чтобы народ был сыт, одет и не погибал в войнах. Мы взяли это произведение, потому что события исторические очень созвучны современности. К тому же в этом тексте много православия, истории, нашего русского духа», — рассказывает АСИ о постановке Виталий Бобров.

По мнению режиссера и исполнителя главной роли, выбранный для постановки материал удачно сочетается с оперным исполнением и рок-аранжировками, что делает работу понятной разным поколениям зрителей. Музыкальным соавтором в спектакле выступает Андрей Петраков. Его увлечение гитарой привело к тому, что он сочинил сразу несколько аранжировок к постановке, а еще поразил всех в колонии своими вокальными данными. Кого ни спроси, каждый ответит: «Не знали мы, что Петраков так умеет».

Без масок, или Принять себя

После спектакля говорим с Виталием Бобровым о личном. Разговор обрывочный, без особых деталей — тяжело открываться. Виталий сидит за убийство. Говорит, произошло случайно, в бытовой ссоре с бывшем мужем теперь ожидающей его — больше 10 лет — супруги.

В 17 лет у мужчины был шанс поступить в музыкальное училище на вокальное отделение. Многие педагоги, по его словам, отмечали его прекрасный оперный голос. Он же стеснялся «петь как батюшка» и считал, что это не его стезя. Устроился на работу директором кладбища. Когда здесь, в тюрьме строгого режима, появилась возможность открыть театр, у него, как он сам выражается, откуда-то «появились щупальца». Стало получаться — и захотелось еще больше творчества. К тому же тут у Виталия Боброва много союзников.

«Театр чем хорошо? Находясь в системе, люди носят маски. А в театре эти маски можно снять, здесь можно открыться и чувствовать себя свободно. Чувствовать себя настоящим, живым человеком, таким, какой ты есть на самом деле. В этом спектакле все наши несбывшиеся детские мечты, — улыбаясь, признается Виталий Бобров. — Песни, танцы — все то, чего мы когда-то стеснялись. И многие тоже хотят участвовать, но пока не готовы, потому что театр воспринимают чем-то девчачьим».

Впрочем, эти стереотипы, рассуждает режиссер «Бориса Годунова», — временное явление. Студия при ДК начиналась с шести человек, сейчас в ней занимаются гораздо больше человек. Уже репетируют новую постановку — «Палату № 6» по Антону Чехову.

Складывается впечатление, что театр и воспитательная работа в колонии сформировали здесь нового человека. Или же докопались до сути прежнего, носившего маску. Отвечая на вопрос, что изменилось в нем за 10 лет, Виталий Бобров не скрывает: «Появилось уважение к людям. Живешь же, кроме себя и своих никого не видишь, а сейчас стараюсь поставить себя на место другого человека. Это позволяет увидеть, что люди не такие плохие, как мы о них часто думаем. Это трудно, но я пытаюсь».

В колонии мужчина получил специальность теолога, работает старостой при храме. В 33 года, в возрасте Христа, крестился. После освобождения в 2026 году планирует продолжить работу режиссером-постановщиком в социальных проектах.

Мощная социализация

«Проект ”Свобода творчества” — это мощная социализация осужденных. Это не просто выполнение культурно-досугового плана. Это повышение интеллекта, духовного уровня, стимул к тому, чтобы исправить поведение. У нас есть случаи, когда строгое наказание смягчили, переводили на общий режим — это благодаря театру. Также театр открывает и возможности для трудоустройства: на воле осужденные могут претендовать на нормальную работу», — отметил плюсы кружковой работы Денис Рыжов.

Старший инспектор пресс-службы УФСИН России по Воронежской области Алена Буданова называет проект «Свобода творчества» прорывом в теме социализации осужденных.

«Это передовой опыт нашего региона, — подчеркивает Буданова. — Когда впервые увидела, что получилось на выходе, меня искренне поразило. Но, как и многие, сомневалась, что у Наталии хватит запала заниматься этим долгое время. Но она оказалась пассионарием, и проект существует во многом только на ее энергии. И главное, что в этом нет ни вранья, ни позерства — она ответственно делает свою работу».

Алена Буданова. Фото: Алиса Ермакова / АСИ

Семилукцы стали первыми лауреатами фестиваля «Свобода творчества», другие исправительные колонии — победителями в номинациях. На гала-концерте осужденных поздравили с наградами начальник отдела воспитательной и социальной работы с осужденными УФСИН по Воронежской области Денис Антонов, представители регионального аппарата уполномоченного по правам человека Константин Логвин и Сергей Писарев и, конечно, Наталия Лазарева.

«Вы не зря лауреаты. Я благодарила вас за этот спектакль, когда впервые его увидела, хочу сказать спасибо и сегодня. Он уже другой, он лучше. Театр — это всегда работа над собой. Не забывайте об этом», — напутствовала подопечных Наталия.

«Это тюрьма, а не детский кружок»

По словам Наталии Лазаревой, мысли о проекте «Свобода творчества» возникли у нее 10 лет назад, но сложился он лишь в 2018 году. Все началось со знакомства с режиссером и продюсером Николой МакКартни, которая занималась, в том числе, исследованием социального театра.

«Меня зацепила идея. Я всегда занималась любительским театром с мыслью, что он может развивать и повышать культурный уровень. Но о том, что он может помогать в трудных жизненных ситуациях людям, склонным к девиантному поведению, не задумывалась. Не думала о том, что театр может помочь прожить определенные линии поведения, справиться с агрессией и даже помочь раскрыть в себе чувство созидания», — вспоминает Наталия Лазарева.

По ее словам, тогда возник исследовательский интерес: в обществе существует стереотип, что люди, совершившие преступления, ничего не могут. Будущий автор проекта «Свобода творчества» признается, что тоже сомневалась в способностях заключенных, но ей стало интересно проверить догадки эмпирическим методом.

Оно озвучила свою идею в изоляторе № 3, ее восприняли очень настороженно. Как Наталии кажется, тогда она до конца не осознавала, чего хочет. Был такой посыл — «хочу театр в тюрьме». Но это была неоформленная идея.

Наталия Лазарева. Фото: Алиса Ермакова / АСИ

«При этом, думаю, мне не могли на тот момент довериться. Боялись пускать девушку в колонию. Один из сотрудников мне говорил прямым текстом: ”Нет! Наташа, приди в себя!” Это тюрьма, а не детский кружок. Здесь есть злые люди. Мне говорили, что не хотят отправить меня за забор, а потом волноваться, вернусь ли я оттуда живой и невредимой», — продолжает руководитель проекта «Свобода творчества».

В течение пяти лет разговоры о создании театра в тюрьме то возникали, то забывались. Сейчас Наталия думает, что это связано с тем, что ни одна из сторон не была готова к такому смелому проекту.

«Потом меня взяли на одно из мероприятий в качестве члена жюри. Я помню до сих пор, как дрожал голос и руки, потому что резко осознала, что в зале сидят люди, которые воровали, торговали наркотиками, убивали людей, насиловали женщин… Первое ощущение — ступор, — признается Наталия Лазарева. — Это не страх того, что сейчас на меня накинутся, это моральный барьер. Я пришла, рассказываю им что-то про кино, а сама понимаю, что это люди, которые совершили одни из самых страшных смертных грехов. И я отступила — поняла, что не готова к театру в тюрьме».

Сила искусства

Но идея Наталию не отпускала. «Не хочу мистифицировать, но все эти годы сама себе не могу ответить на вопрос, зачем все это мне надо. У меня был диалог с мужем на эту тему — изначально он был против моего увлечения. Он спросил, чего мне не хватает. Заниматься же благотворительностью можно в детских домах, например. Незащищенных категорий населения очень много. А меня тянуло в тюрьму — туда, куда никто не идет, — продолжает Наталия. — Чувствовала, что я там нужна».

Начались смотры и конкурсы, Наталия стала выступать постоянным членом жюри на творческих событиях в колониях. Увидела, как преступившие закон с юношеским задором борются за победу, как им не все равно, какое место присудят их ИК. И искусство победило. Моральный барьер, как говорит Наталия, сломался.

В этом году проекту «Свобода творчества» шесть лет. Наталия преодолела путь от тюремного режиссера, когда сама придумывала с артистами спектакли, до продюсера проекта. Сейчас она дает театральным труппам больше самостоятельности, и это, по ее мнению, в большей мере помогает им в социализации.

Во время подготовки к гала-концерту, как рассказывает Наталия, осужденные помогли ей с нарезкой нужных фрагментов из спектаклей, с поиском недостающего реквизита и даже напоили горячим чаем и угостили тем самым ароматным хлебом. Выполнение задач по подготовке к фестивалю, добавляет она, помогает развивать у участников организаторские навыки.

«Театр — наиболее демократичное искусство для новичков. Тут чуть проще добиться развития, чем, к примеру, в танце. К тому же это созидательное коллективное искусство. В любительских театрах нет отдельного звукорежиссера, костюмерного цеха или декоратора. Все делают всё, это коллективное творчество, которое сплачивает. Мне кажется, не зря театры возникают именно в таких учреждениях: это лучший тимбилдинг», — объясняет Наталия Лазарева.

Руководитель «Свободы творчества» говорит, что ей доводилось работать с теми, кто отбывал наказание как год, так и 10 лет. По наблюдениям Наталии, долгий срок — всегда больший жизненный опыт, который осужденные могут привнести в свои роли. При этом, как замечает продюсер проекта, подход к театру у них более основательный. Досуг в тюрьме скудный, поэтому люди стремятся себя чем-то занять. Творчество, по словам Лазаревой, раскрывает в людях лучшие черты, оно дает осужденным возможность быть принятыми и реализовать себя, но, увы, не позволяет глобально искоренить преступность.

«Я не питаю иллюзий, что, сыграв в театре, осужденные поймут, как жить, и больше в тюрьму не вернутся. Хотя в начале была такая стратегия. Но это максималистская и наивная позиция. Цель моей деятельности со временем видоизменилась: тюрьма не сделает нас лучше, но давайте постараемся, чтобы она не сделала нас хуже. Давайте работать здесь и сейчас. Здесь и сейчас создавать условия для принятия осужденных гражданским человеком. Чтобы эти люди здесь и сейчас попробовали себя в созидательной позиции, почувствовали доброе отношение к себе.

Искусство сломало мой внутренний барьер по отношению к осужденным, мне бы хотелось, чтобы общество тоже не вешало ярлыков на них. Если мы вычеркнем этих людей из списка людей, как бы странно ни звучало, сделаем из них изгоев общества, — то что мы получим? Конечно, исправление — это в первую очередь ответственность отбывающего наказание, но и от нас тоже кое-что зависит», — заключает Наталия Лазарева.

18+
АСИ

Экспертная организация и информационное агентство некоммерческого сектора

Попасть в ленту

Как попасть в новости АСИ? Пришлите материал о вашей организации, новость, пресс-релиз, анонс события.

Рассылка

Cамые свежие новости, лучшие материалы в вашем почтовом ящике