Новости
Новости
19.07.2024
18.07.2024
17.07.2024
18+
Колонки

Константин Воробьев: «Задача юриста — любым способом передать своим коллегам юридические риски работы в новых условиях»

Юрист фонда «Нужна помощь» Константин Воробьев — о том, какие документы прочитать юристам НКО, как пользоваться соцсетями и стоит ли бояться донора-иноагента.

Фото: Startaê Team /Unsplash

Изменений в законодательстве было немного: носили они как позитивный, так и негативный (ограничительный) характер.

Позитивный характер носили меры поддержки некоммерческого сектора в кризисной ситуации. На данный момент отменены плановые проверки НКО в 2022 году, смягчены условия привлечения к административной ответственности для добросовестных организаций. Помимо этого, в будущем можно ожидать налоговых, имущественных льгот для сектора – сейчас они находятся на рассмотрении Государственной думы, а также федеральных и региональных исполнительных органов.

Новые ограничения непосредственно связаны с проведением военной спецоперации и предусматривают административную и уголовную ответственность за дискредитацию Вооруженных сил России и распространение заведомо ложной (отличающейся от официальной) информации об их использовании.

Константин Воробьев
юрист фонда "Нужна помощь"

Новые риски возникли лишь у некоммерческих организаций, активно действующих в публичном поле. Происходящие на территории Украины события сильно воздействуют на эмоции людей, что вызывает потребность высказаться, заявить о позиции организации.

Вместе с тем подобные действия от имени НКО, в том числе публикации руководителя в социальных сетях, однозначно воспринимаются как политическая деятельность в контексте закона о некоммерческих организациях, что создает угрозу признания НКО иностранным агентом при наличии зарубежного финансирования и привлечения к указанной выше административной и уголовной ответственности.

Кроме того, запрет деятельности Meta (признана экстремистской организацией в РФ и запрещена) привел к дополнительным ограничениям демонстрации логотипов, упоминания Instagram и Facebook.

Если вы юрист небольшой НКО, то прежде всего стоит обратить внимание на нормы об ответственности, применяемые в связи с распространением информации о военных действиях:

  1. Дискредитация Вооруженных сил РФ (ст. 20.3.3 КоАП РФ, 280.3 УК РФ).
  2. Распространение ложной информации об использовании Вооруженных сил РФ (ст. 207.3 УК РФ).
  3. Призывы к введению санкций (ст.ст. 20.3.4 КоАП РФ, 284.2 УК РФ).

Материалы, даже немного вызывающие сомнения, не рекомендуется размещать на сайте – нужно помнить, что Роскомнадзор может превентивно временно заблокировать информационный ресурс НКО.

Также важно уделить время ч. 2 ст. 13.15, ч. 1 ст. 20.3 КоАП РФ, предусматривающим санкции за упоминание экстремистской организации без пометки о том, что ее деятельность запрещена, а также за демонстрацию символики и атрибутики такой организации.

Юрист должен посмотреть, как применяются эти нормы на практике, таким образом можно лучше понять, чего ожидать от правоохранительных органов.

К примеру, размещение запрещенной информации на сайте считается длящимся правонарушением, поэтому ответственность может наступить даже за материалы, опубликованные до вступления закона в силу.

Наконец, стоит провести мониторинг сайта и социальных сетей НКО (при необходимости и руководителя), выявить и удалить наиболее рискованные публикации и изображения, внести необходимые правки и предупредить коллег о том, как действовать в будущем.

Лично я оценил риски, связанные с запретом Meta, следующим образом:

  1. Использование Instagram и Facebook – очень низкий риск (ч. 2 ст. 282.2 УК РФ) – можно публиковать сообщения и вести общение с пользователями.
  2. Размещение логотипов Meta, Facebook, Instagram на сайте, маркетинговых материалах – средний риск (ст. 20.3 КоАП РФ) – лучше удалить и не использовать в будущем.
  3. Оплата услуг (продвижение постов) Facebook и Instagram – высокий риск (ст. 282.3 УК РФ) – ни в коем случае не оплачивать никакие услуги Meta.
  4. Упоминание Facebook, Instagram, Meta – средний риск (п. 2 ст. 13.15 КоАП РФ) – обязательно делать пометку о том, что деятельность запрещена в России (в том числе в прошлых публикациях).
  5. Размещение ссылок на аккаунты и посты в социальных сетях – низкий риск (ст. 20.3 КоАП РФ) – лучше пока воздержаться от распространения ссылок.

Что с иностранным финансированием

Само по себе иностранное финансирование – не приговор. Ведь за период с 2018 по 2020 год, по оценке Минюста, некоммерческие организации получили из-за рубежа более 214 млрд рублей поступлений, причем только 2 млрд рублей – НКО, выполняющие функции иностранного агента. Поэтому важно адекватно оценивать риски.

Угрозы для организации представляет любая публичная деятельность, связанная с оказанием влияния на реализацию государственной политики, критикой действий государственных органов, стремлением воздействовать на государственные решения. Речь, в первую очередь, идет о петициях, выступлениях, обращениях, мероприятиях, но стоит помнить и про посты в социальных сетях.

Для тех, кто уже включен в реестр, сохраняются все те же опасения, связанные с юридическими последствиями распространения запрещенной информации о Вооруженных силах РФ.

При этом, с одной стороны, у таких организаций появляется возможность более свободно действовать в околополитических сферах, поскольку повторное признание иностранным агентом не предусмотрено действующим законодательством.

С другой – чрезмерное усиление конфликта с государством может привести к обращению Минюста России в суд с требованием о ликвидации НКО из-за неоднократных и существенных нарушений закона.

Также необходимо заметить, что если некоммерческая организация является донором НКО-иностранного агента, то возникают дополнительные риски, связанные с тем, что одной из форм политической деятельности является финансирование такой деятельности.

Поэтому особое значение приобретает фиксация в договорах исключительно благотворительных и иных социально полезных целей использования средств, запрета на расходование пожертвования в рамках участия в политической деятельности.

Если же некоммерческая организация получает пожертвования от НКО-иностранного агента, то ситуация проще – юридически такое финансирование не имеет специального статуса и квалифицируется как поступления от российского юридического лица, имеющего иностранное финансирование.

Поэтому не стоит паниковать, если вашего донора включили в реестр иноагентов, главное, как именно НКО использует полученные пожертвования.

В договорах также желательно предусмотреть подробную отчетность, чтобы исключить любые подозрения в том, каким образом израсходованы целевые средства.

Фото: Sigmund / Unsplash

Многим сотрудникам НКО сегодня мешает работать неопределенность и непонимание того, какие действия могут привести к негативным последствиям для организации, а какие – абсолютно безопасны и не представляют никакой угрозы.

Задача юриста, прежде всего, объяснить, описать на примерах, растолковать, прокомментировать – любым способом передать своим коллегам юридические риски работы в новых условиях.

Думаю, что в данном случае нет необходимости нанимать юриста, если его нет в штате. При желании всю информацию можно найти в интернете, где есть не один обзор изменений в законодательстве, адресованный некоммерческим организациям, а также разъяснения юристов о том, каких действий стоит избегать в своей деятельности.

Оптимальным вариантом может быть разовое обращение за юридической консультацией для анализа фактической деятельности НКО и разбора возможных рисков с целью создания подробной инструкции или правил работы организации на ближайшее время.

Записала Евгения Федорова

Материал подготовлен по проекту «НКО-координаты». Проект реализуется Агентством социальной информации при поддержке Фонда президентских грантов.

18+
АСИ

Экспертная организация и информационное агентство некоммерческого сектора

Попасть в ленту

Как попасть в новости АСИ? Пришлите материал о вашей организации, новость, пресс-релиз, анонс события.

Рассылка

Cамые свежие новости, лучшие материалы в вашем почтовом ящике