Новости
Новости
29.05.2024
28.05.2024
27.05.2024
18+
Колонки

Занимательное краеведение

Зоя Попова, директор по развитию фонда «Не напрасно» – о новой конкуренции за ресурс жертвователя и старых смыслах в работе НКО.

Фото: Ольга Павлова

 «Я не буду менять линолеум, — сказал он. — Я передумал, ибо мир обречен».

 Сергей Довлатов 

Около 10 лет Зоя Попова занимается системными проектами в благотворительности – более пяти из них как исполнительный директор фонда «Антон тут рядом», с 2020 года – как директор по развитию в фонде «Не напрасно». Одна из программ, которой она руководит сейчас, – «Доступная среда для онкологических пациентов в регионах», целиком построена на комплексном подходе к поддержке тех, чью жизнь изменил рак, объединении усилий некоммерческих организаций, врачей, чиновников и бизнеса ради помощи на местах.

Но что происходит с системностью в секторе, как продолжать реализовывать социальные проекты тогда, когда привычные стратегии не работают, а любые усилия кажутся бессмысленными? Об этом колонка Зои Поповой.

Строгановская дача 

Меня на днях поразила история Строгановского парка на Черной речке в Петербурге. Сейчас там пруд, деревья и Военно-морская академия, а начиналось все в XVIII веке с построек Ринальди, Воронихина и других (включая невероятной красоты дворец прямо на Большой Невке). Окружал их парк, водоемы, мосты и скульптуры — от последних остался только лев, который сейчас во дворе Строгановского дворца на Невском.

В начале XX века далекие потомки снесли усадебные постройки, на их месте появились доходные дома. Лопахина в это время, кстати, посетила аналогичная идея, но вишневый сад был все-таки не его (персонаж из пьесы А.П. Чехова «Вишневый сад». — Прим. ред.). В 60-х годах XX века снесли и доходные дома. В общем, был выдающейся красоты дворцово-парковый ансамбль, от которого стараниями потомков и советской власти не осталось вообще, совсем, абсолютно ничего. 

Фото: Ольга Павлова

Но еще более поразительным для меня стал такой эпизод — когда в тридцать седьмом году строилась Военно-морская академия, жители района объединились, чтобы выступить против уничтожения парка со старыми редкими деревьями. Военно-морскую академию построили, деревья уничтожили.

Но в тридцать седьмом году в Ленинграде люди нашли в себе силы выступить с гражданской инициативой в защиту деревьев и исторического наследия!

То есть, собственно, в защиту остатков инфраструктуры. Как это — «Живой город», но в тридцать седьмом году? У меня никак не получается это себе представить. Но теперь, когда я думаю о тщетности каких-нибудь своих профессиональных усилий, я вспоминаю этих ленинградцев, которые попытались. 

Новая конкуренция за ресурс жертвователя

Из ярких впечатлений дня сегодняшнего — статистика благотворительных сборов, собранная газетой, на которую нельзя ссылаться. Там приводятся цифры сборов — речь о более чем 100 млрд рублей, это пожертвования, которые собраны в 2022 году на помощь военным — и говорится о росте числа НКО, которые помогают этой целевой группе. Частично этот рост — результат того, что создаются новые профильные НКО, частично — того, что перепрофилируются уже существующие: например, помогали онкологическим больным, а теперь помогают военным. Есть, как мы знаем, и другие организации и инициативы, которые помогают беженцам, например, «Дом с маяком» и многие другие.  

Я нарочно взяла разнонаправленые векторы помощи: суть в том,  что конкуренция НКО за ресурс жертвователя, а также за админресурс приняла новые формы и обострилась.

Есть очень много срочных потребностей и задач — например, одежда, лекарства, транспорт, жилье, еда, — в «закрытии» которых как у частных жертвователей, так и у компаний есть множество способов принять участие и увидеть быстрый, хоть и точечный, результат, а это, как известно, играет в мотивации жертвователя немаловажную роль.

Онкологические пациенты есть всегда, а военные и беженцы — именно сейчас. Кроме того, такая помощь — способ хоть как-то на уровне реальных поступков повлиять на последствия того, на причины чего повлиять нельзя, и такое бессилие — источник бесконечной фрустрации.

Чтобы оставаться на месте, надо идти в два раза быстрее

Я в Фонде медицинских решений «Не напрасно» руковожу проектом «Доступная среда для онкологических пациентов в регионах». Мы запускались в августе 2021 года и планировали с опорой на региональные НКО создать устойчивую инфраструктуру помощи онкологическим пациентам и их близким там, где они живут.

«Не напрасно» отбирает на конкурсной основе пять региональных партнеров, оказывает им экспертную поддержку (обучение, менторинг) и поддерживает микрогрантами, НКО становятся устойчивее, в регионе появляется системный игрок, который консолидирует бизнес, сотрудничает с системой здравоохранения, обучает и вовлекает врачей.

Да, концепция проекта пестрила словом «системность». Через полгода про системность мы забыли, но наши региональные партнеры продолжили учиться, осваивать новые инструменты работы, искать новых жертвователей, вовлекать врачей. 

Фото: архив фонда «Не напрасно»

Наверняка многие из начинаний нашего проекта ждет та же участь, что деревья в Строгановском парке. Но есть люди: сотрудники НКО, которые придумали, как находить деньги, когда фандрайзинг в регионе схлопнулся, как рассказывать про помощь, когда рамки безопасной коммуникации максимально узкие; которые вовлекают врачей, и врачи проходят стажировки при нашей поддержке, а потом рассказывают коллегам, и коллеги просятся тоже; пациенты, которые не доверяют онлайну, да что там, не доверяют врачам, и у которых никогда нет времени и ресурса на собственное здоровье, но до которых «дотягивается» помощь НКО, потому что сотрудники просто приходят к ним ногами, рассказывают, как можно получить маршрутизацию, сопровождают на всем пути получения помощи и реализации рекомендаций.

Вот для примера история пациентки из Чеченской Республики, которая начала получать лечение благодаря совместным усилиям семьи, лечащего врача, экспертов службы «Просто спросить» и региональной НКО, или пациента из Дагестана, которому специалисты службы рассказали о возможностях выйти в ремиссию.

Конечно, все мы — фонд, организации-партнеры в регионах, врачи — работаем для помощи пациентам. И видим результат: за время действия проекта в девяти регионах (а это такие разные регионы — от Калининграда до Чечни и Дагестана, где не всегда просто рассказать о своем диагнозе даже близким) повысилась информированность о доступных инструментах помощи, более чем в два раза выросло количество обращений в наш сервис «Просто спросить».

Есть еще пациенты, которые прошли осмотры на выездных клиниках, направленных на раннее выявление онкологических заболеваний, и те, которые были маршрутизированы непосредственно региональными организациями, в частности, для лечения в федеральных центрах. В общей сложности — 905 человек. 

Но я стала видеть ценность и в каждом маленьком шаге, который делает каждый участник проекта. Не в «системности» результатов, а в непрекращении борьбы с энтропией, у которой мы все вместе отвоевываем людей, и эти люди не только пациенты, но и сотрудники НКО, и врачи. 

Фото: архив фонда «Не напрасно»

Сейчас, чтобы оставаться на месте, надо идти в два раза быстрее. А у наших партнеров в регионах получилось даже движение вперед. 905 человек. За этим результатом много работы, новых решений, рискованных шагов и желания учиться.

И нам не справиться без вас — нам очень нужна ваша помощь, чтобы не прекращать поддержку, сейчас нужна больше, чем раньше. И да, чтобы помогать, нужна инфраструктура помощи, хотя сейчас поддерживать инфраструктурные проекты кажется нелепым —  ничего не исправить, руки опускаются, все бессмысленно.

Исправить ничего нельзя, но помочь одному человеку — можно. Это работает. 

Поддержать людей с онкологическими заболеваниями в регионах можно здесь.

18+
АСИ

Экспертная организация и информационное агентство некоммерческого сектора

Попасть в ленту

Как попасть в новости АСИ? Пришлите материал о вашей организации, новость, пресс-релиз, анонс события.

Рассылка

Cамые свежие новости, лучшие материалы в вашем почтовом ящике