Новости
Новости
18.07.2024
17.07.2024
16.07.2024
18+
Статьи

Спасение китов: как устроены операции по освобождению морских млекопитающих в России и мире

Почему кита в Баренцевом море спасали специалисты с Сахалина и почему это упирается в проблемы мусора.

Спасение кита Станислава. Фото предоставлено клубом «Бумеранг»

Кита по имени Станислав в Териберке спасали почти две недели — впервые туристы заметили запутавшееся животное у побережья Кольского полуострова еще 5 июня. Снять же рыболовную сеть с кита удалось лишь 16 июня. Почему операция стала первой успешной в России и как организовано спасение китов во всем мире — разбирался корреспондент АСИ.

Сахалин — Москва — Мурманск

Российский «Фонд защиты китов» в ответ на происшествие опубликовал у себя на странице заявление, в котором назвал незавершенную на тот момент спасательную операцию «трагедией абсурда».

Активисты писали в заявлении, что «вместо того чтобы в тот же или на следующий день отправить к обнаруженному туристами киту команду подготовленных спасателей из Мурманска», в Москве проводят особую процедуру «получения разрешения на изъятие» краснокнижного животного из среды, а потом через всю страну с Сахалина в Москву и затем в Мурманск везут команду спасателей. Представителей фонда также возмутило то, что стандартное оборудование везли в Мурманск из Москвы, а саму спасательную операцию начали планировать только «на девятый или десятый день», причем до этого кита периодически теряли из вида.

Первая успешная спасательная операция в России

Освобождение Станислава стало первой подобной успешной операцией в России: никогда прежде спасение китов в таких случаях не удавалось. Более того, по словам председателя правления туристического клуба «Бумеранг», который занимается экологической деятельностью на Сахалине, Валентины Мезенцевой, никакой работы по подсчету числа китов, которые в России запутались в снастях или плавающем в море мусоре, в стране не ведется.

«Наверняка огромный процент животных, попавших в подобные опасные ситуации, мы просто не видим», — говорит эксперт.

Понять, лучше или хуже ситуация в России по сравнению с общемировой, тоже нельзя — подсчетов нет. Виной всему — огромные проблемы, которые испытывают в России исследования морских млекопитающих.

«Мы видим, что работа ученых, которые изучают морских млекопитающих и с которыми мы сталкиваемся в нашем клубе, когда они приезжают на Дальний Восток и просят у нас содействия, дается им с большим боем, — отмечает Валентина Мезенцева. — Нужно постоянно искать грантовое финансирование, но его обычно дают на какие-то узкие темы — например, на исследование отдельных видов животных. Кто-то изучает косаток, кто-то — дальневосточных сивучей, но общевидовыми проблемами занимаются единицы».

Программ, которые специально изучали бы проблему запутавшихся животных, по словам Валентины Мезенцевой, в России нет вообще, а помочь получается только тем животным, которые попадаются на глаза людям. Иногда, например, выходят на берег запутавшиеся в мусоре сивучи — и только после этого их пытаются освободить отдельные ветеринары-энтузиасты. Запутавшиеся киты, которые попадают в поле зрения ученых, единичны, не потому что их мало, а потому что ослабленные животные чаще всего погибают в океане.

Киту Станиславу, как говорит Валентина Мезенцева, повезло трижды. Во-первых, киты каждое лето кормятся в районе Мурманска несколько месяцев, то есть несколько месяцев они плавают примерно в одном хорошо известном и относительно близком к берегу районе. В этом же районе достаточно много туристов, туроператоров, владельцев кораблей и хорошо развита кооперация между ними всеми. Как только кит появился, его не просто заметили энтузиасты, местные гиды и моряки, но и стали передавать эти сведения друг другу. Так местоположение кита удалось мониторить, а ведь расстояния даже раненое животное проплывает немаленькое — например, чтобы найти Станислава в привычном районе кормежки, судам приходилось идти от берега около двух часов.

Таким образом, еще до того как к операции подключились спасатели, которые освободили Станислава от веревки, местные жители проделали огромную подготовительную работу — они подтвердили, что кит уже неделю держится в одном и том же месте. Именно на основании этих данных было решено, что спасателям с Сахалина имеет смысл лететь в Мурманск.

Почему спасателей на Баренцево море везли с Сахалина

Сахалинский туристический клуб «Бумеранг» существует с 1994 года. Морских животных, которым требуется помощь, по словам одного из его основателей, руководителя группы реагирования общественной организации «Друзья океана» Вячеслава Козлова, его участники встречали довольно часто. В основном это были тюлени, которых у берегов Сахалина приходилось снимать с металлических штырей волнорезов. Так что в проблемы, с которыми сталкиваются морские млекопитающие, участники клуба погружены давно.

В 2016 году у Сахалина зажало во льдах семью косаток. Тогда на Сахалине начался народный подъем — косатками интересовались буквально все жители. А руководители «Бумеранга» поняли, что тема в островном регионе востребованная. Тогда и появились «Друзья океана», которые начали привлекать экспертов по различным крупным млекопитающим.

Операция по спасению Станислава. Фото предоставлено клубом «Бумеранг»

В 2018 году в гости к новой общественной организации приехали эксперты из Международной китобойной комиссии (МКК, International Whaling Commission — IWC, Международная комиссия по промыслу китов). Эта большая международная организация занимается управлением рыболовством, при этом часть ее работы — сохранение китов. В 2011 году МКК запустила программу реагирования на сообщения о запутавшихся живых крупных китах, которая охватывает многие морские страны, она называется «Глобальная сеть по борьбе с запутыванием китов» (Global Whale Entanglement Response Network).

Еще на Сахалине были специалисты Международного фонда защиты животных (International Fund for Animal Welfare, IFAW), они провели тренинг по спасению животных. Позже сахалинские добровольцы сами раз в год проводили учения, пытались создать похожую группу на Камчатке, но не получилось. 

Сахалинские общественники постоянно контактируют с различными российскими учеными, потому что невозможно заниматься животными, не зная их особенностей. На Сахалине у «Друзей океана» выстроена система взаимодействия с МЧС, пограничниками, но в других регионах такой системы нет.

Именно поэтому, когда трагедия с китом случилась в Баренцевом море, спасателей привлекли с Сахалина.

Освобожденный Станислав. Фото предоставлено клубом «Бумеранг»

«Сработало сарафанное радио, — уточняет Вячеслав Козлов. — Люди, которые знают нас по Совету по морским млекопитающим, обратились к нам на Сахалин и спросили: “Можно ли работать с этим китом?” Мы посмотрели и сказали: “Да, можно”».

Цель номер один

Правила проведения операций по спасению, которые предлагает МКК, опубликованы на сайте комиссии. Организация обобщила существующий опыт, но настаивает на том, что это не руководство по эксплуатации, а живой документ, который предстоит дополнять по мере поступления новой информации. МКК отмечает, что операции по распутыванию сложны и могут быть непредсказуемыми, поэтому следование этим рекомендациям не обязательно гарантирует личную безопасность спасателя и успешное спасение китов.

Проводить спасательные операции должны специально обученные люди. При этом безопасность человека — всегда цель номер один. Во время операции по распутыванию спасатели не должны входить в воду — вся работа по распутыванию китов ведется с лодок.

Спасательная операция: работа в море. Фото предоставлено клубом «Бумеранг»

Участники нынешней спасательной операции подтверждают: «Киты, даже раненые, очень быстро плавают. Одно движение хвостом — кит уходит на глубину, и ни один дайвер его там не догонит».

Документ, созданный МКК, посвящен памяти Тома Смита, рыбака и экоактивиста из Новой Зеландии, который погиб при попытке освободить запутавшегося горбатого кита.

Как связаны частные наблюдатели, большие данные и помощь морским животным

За рубежом, по словам Вячеслава Козлова, системы, задействованные в распутывании китов, начали складываться лет 40 назад, а система общего мониторинга китов существовала еще раньше. Сначала это были просто базы данных о количестве животных, которые вели выходящие в море местные жители. Как только базы данных начали соединять между собой, стало видно и количество пострадавших животных, так как на телах некоторых оставались отметины от снастей и веревок. Эти сведения тоже попадали в базы.

По словам Валентины Мезенцевой, наблюдение за китами всегда начинается с простой вещи: у людей есть сведения о том, где киты находятся. А для этого нужна база данных, которую могли бы пополнять рядовые пользователи.

Клуб «Бумеранг» среди прочего занимается разработкой мобильного приложения для создания такой базы. Работать над приложением «Зачекинь кита и Ко» организация начала несколько лет назад совместно с Кроноцким заповедником на Камчатке. Сегодня приложение уже можно скачать для Android и iOS. В нем фиксируется информация о встреченных пользователями живых и погибших морских животных. Доступ к собранной информации получит группа волонтеров «Друзья океана», они же по возможности отправятся на помощь раненым животным, если такие будут обнаружены.

Во всем мире система мониторинга китов построена на частных наблюдателях. Постоянно находиться в море не может никто, поэтому к системе оповещения подключены и туристы, и рыбаки, и промышленные суда, и пограничники. А вот группы реагирования, которые занимаются непосредственно спасением животных, везде устроены по-своему. Например, в Великобритании это военные, в Чили — береговая охрана.

В мире есть специальные центры, задача которых — спасение китов. Например, один такой центр есть на Гавайях, куда приходят горбатые киты. Еще один центр есть на Аляске. Программы обучения для таких центров разработала МКК. А вот принадлежность самих центров — разная: где-то военные, где-то общественники.

Нож с остатками веревки. Фото предоставлено клубом «Бумеранг»

После случившегося со Станиславом губернатор Мурманской области Андрей Чибис предложил создать в регионе Центр защиты китов. По сведениям Вячеслава Козлова, центр будет отвечать не только за мониторинг и спасение китов, но и развернет в регионе систему соответствующего образования для населения.

«К счастью, кит для Мурманской области — это местный символ. Китов здесь любят, оберегают, на них ездят смотреть туристы. Поэтому в ситуации, которая случилась со Станиславом, быстро сработали все, — рассуждает Вячеслав Козлов. — Местный губернатор признал проблему: кит запутался в сетях. “Норникель” дал денег на экспедицию, арендовал спасательные катера, работа которых обычно расписана на полгода вперед. Простые люди наблюдали за китом, передавали сведения, давали спасателям оборудование. В Мурманске удивительные северные люди. В решающий момент они объединились и самоотверженно помогали спасателям: “Нужен мотор? Возьми мой!”».

«К сожалению, нередко на краснокнижных морских животных у государства не хватает ни времени, ни ресурсов, — говорит Валентина Мезенцева. — Лежит, например, мертвый сивуч, и ты даже пишешь об этом заявление. Но инспектора не реагируют и проверку, чтобы выяснить, отчего умерло животное, не назначают. Такое отношение к океану и морским обитателям надо менять».

Под конец разговора Вячеслав Козлов не выдерживает и передает особую просьбу для СМИ: «Вы только сейчас не пишите, пожалуйста, что спасение Станислава — это пример героизма и все такое. Гораздо важнее, что ситуация со Станиславом — это последствие проблемы мусора в мировом океане. Решать надо в первую очередь ее».

18+
АСИ

Экспертная организация и информационное агентство некоммерческого сектора

Попасть в ленту

Как попасть в новости АСИ? Пришлите материал о вашей организации, новость, пресс-релиз, анонс события.

Рассылка

Cамые свежие новости, лучшие материалы в вашем почтовом ящике