Новости
Новости
22.05.2024
21.05.2024
20.05.2024
18+
Колонки

Мари Давтян: «Решение проблемы домашнего насилия сейчас лежит на институтах гражданского общества»

Адвокат и глава Центра защиты пострадавших от насилия при Консорциуме женских НПО — о том, сколько женщин в России погибают от рук родственников, чем поможет отмена “особого порядка” и почему государству пора включиться в решение проблемы домашнего насилия.

Фото предоставлено Консорциумом женских НПО

О законе против домашнего насилия

К сожалению, в этом вопросе нам нечего сказать ободряющего женщинам. Последние серьезные дискуссии и действия, направленные на внесение законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия (так называлась его последняя версия) были осенью 2019 года, то есть уже четыре года назад. 

Мы сразу разрабатывали проект так, чтобы он мог применяться в ситуациях физического, психологического, экономического и сексуализированного насилия. В конце ноября 2019 года концепция законопроекта была выложена на официальном сайте Совета Федерации для публичного обсуждения, та версия нуждалась в большой доработке: в текст не вошли защитные меры, которые нужно применять в ситуации домашнего насилия. 

Однако даже очень измененный и не согласованный с правозащитниками вариант законопроекта так и не внесли в Госдуму. К закону не вернулись даже тогда, когда в России началась пандемия, и уровень домашнего насилия стал расти. 

Мы говорили и продолжаем говорить, что  женщинам необходимы как дополнительные правовые меры защиты, так и социальные меры поддержки: дома-убежища в регионах, доступность квалифицированной психологической помощи, отсутствие в обществе толерантности к насилию и борьба с гендерными стереотипами. В России очень высокий уровень домашнего/партнерского насилия. Без закона мы теряем время, жизни и здоровье наших женщин и детей. 

Как жить, когда насилие вокруг только множится

Наше исследование показало, что за два коронавирусных года в России доля убитых женщин в ситуации домашнего и партнерского насилия значительно выросла по сравнению с предыдущими годами: в 2020 году она составила 70,9%, в 2021 году — 71,7%. 

В 2020-м и 2021 году значительно вырос уровень партнерского насилия. Из общего числа погибших от домашнего насилия 92,5% и 92,8% соответственно были убиты партнерами, остальные — родственниками. 

Сейчас СМИ уделяют большое внимание историям жестокого насилия и убийств, которое совершают вернувшиеся с СВО мужчины. Может быть, эти трагические истории для кого-то делают насилие в отношении девочек и женщин более очевидным, но мы каждый день работаем с делами, которые не попадают в СМИ, некоторые из них заканчиваются тяжелыми увечьями или убийством. 

С учетом международного опыта мы понимаем, что СВО повлияла на проблему домашнего насилия, однако говорить об этом и анализировать данные мы сможем только после того, как все закончится. Даже через год-два после. 

В ноябре к нам за помощью обратились 85 женщин, все обращения были связаны с разными видами насилия. Много это или мало? Мы одна из нескольких некоммерческих организаций, которые работают с этой проблемой, и надо учитывать, что за юридической помощью обращаются, как правило, те женщины, которые имеют психологический ресурс бороться за себя. 

В международной научной повестке домашнее насилие уже несколько десятков лет рассматривается как нарушение прав человека. Во-первых, на уровне государства эта проблема должна перестать восприниматься как «частный вопрос». 

Сейчас у нас решение этой проблемы в большей степени лежит на институтах гражданского общества, а государство самоустранилось от ее решения. А должно быть ровно наоборот — государство принимает необходимые меры для обеспечения равных прав и направляет усилия для преодоления дискриминации, которой подвергаются женщины, а гражданское общество помогает в силу своих возможностей. 

Фото: Кризисный центр для женщин

Какие бы профессиональные адвокаты, психологи и правозащитники у нас ни были, иногда они просто бессильны остановить, например, насильственное удержание дома девушек с Северного Кавказа или преследования сталкера, на угрозы которого полиция никак не реагирует. 

За последние годы проводилось множество опросов об отношении общества к домашнему насилию, и большинство людей отвечали, что считают это проблему важной, требующей решения и внимания со стороны власти. Значительная часть общества уже понимает, что насилие — не норма. Это большой шаг вперед. 

Вопрос профилактики стоит адресовать в первую очередь полиции, чтобы в случае первых сигналов она могла экстренно отреагировать и предотвратить трагедию. Сейчас есть группы, где работают с агрессорами, это важная работа, но насколько она влияет на снижение насилия в целом, мне сложно сказать. Совершенно победить домашнее насилие еще не удалось ни одной стране, но чем позднее мы начнем принимать комплексные меры, тем больше женщин будем терять. 

Почему «особый порядок» не подходит для дел о домашнем насилии

Особый порядок принятия судебного решения — это правовой институт в уголовном процессе, позволяющий в упрощенном порядке быстрее вынести приговор по делам небольшой и средней тяжести. 

Так, в случае согласия с предъявленным обвинением и при отсутствии возражений со стороны потерпевшего судья не проводит исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу, а также не проводит судебное разбирательство как таковое. 

В свою очередь, наказание для обвиняемого не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Приговоры по таким делам содержат крайне мало информации о деталях произошедшего.

Сложность в том, что домашнее насилие часто не воспринимается правоохранительными органами как серьезная проблема и как обстоятельство, которое может повлиять на квалификацию. В исследовании мы обратили внимание на то, что в делах, рассмотренных в общем порядке, где женщины применяют насилие к мужчинам, 79% женщин заявляли, что они защищались. Если же одновременно взглянуть на дела, принятые в общем и особом порядке, то эта доля снизится в три раза — до 28%. Причем для мужчин эта разница не является столь существенной. 

Таким образом, при рассмотрении дел в особом порядке правоохранительные органы игнорируют предшествующую ситуацию насилия в отношении обвиняемых женщин, в то время как это важно для квалификации. Если женщина защищалась, понимая, что существует реальная угроза ее жизни, это не является преступлением.

Конечно, отмена в 2020 году особого порядка для преступлений, касающихся причинения тяжкого вреда здоровью, создает условия для того, чтобы сделать видимой предшествующую ситуацию насилия по отношению к обвиняемым.

«Системе удобнее не разбираться в обстоятельствах, при которых женщина обороняется»

Среди дел нашего центра есть истории, где женщина оборонялась, и ситуацию необходимой обороны удалось доказать в суде, добиться переквалификации дела. 

Но системе удобнее не разбираться в обстоятельствах, при которых женщина обороняется. Например, к нам обратилась женщина, уже осужденная за убийство, она пыталась выйти по УДО. Когда мы ознакомились с материалами дела, то были шокированы количеством нарушений в ее деле. Муж избил и душил ее. Защищаясь, она нанесла ему удар ножом, потом пыталась оказать первую помощь. 

На момент проведения следственных действий женщина находилась в тяжелом психологическом и физическом состоянии. Судебно-медицинского экспертиза установила у нее перелом челюсти, множественные ссадины и кровоподтеки на теле, гематому глаз, повреждения зубов. Проводившие осмотр врачи утверждали, что женщина нуждается в операции, однако выдали справку о том, что она может содержаться в изоляторе временного содержания. 

С начала предварительного расследования ей предоставили адвоката по назначению, позже в своей апелляционной жалобе она укажет, что адвокат работала на стороне обвинения. Несмотря на нанесенные бывшим мужем увечья и начатую проверку по поводу причиненного ей вреда здоровья, следователь отказалась признать женщину потерпевшей. В УДО ей тоже отказали. 

Что касается исследования, то полученные нами данные коррелируют с результатами исследования Медиазоны (признана Минюстом иностранным агентом) и Новой газеты (признана Минюстом иностранным агентом), опубликованными в 2019 году. Они изучали приговоры женщинам, осужденными за убийство, и в 79% случаев обвиняемые пояснили, что они защищались. 

Если взглянуть на число женщин, осужденных по ст. 111 («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), то мы заметим рост с 2017 года, когда первые побои, совершенные в отношении близких лиц, были декриминализованы и стали административным правонарушением. 

Можно предположить наличие связи между ростом числа осужденных женщин и декриминализацией побоев. Домашнее насилие происходит систематически и со временем может становиться все более опасным. Если отсутствуют эффективные инструменты профилактики домашнего насилия и реагирования на него, женщина вынуждена защищать себя самостоятельно.

Записала Александра Захваткина

Материал подготовлен по проекту «НКО-профи». Проект реализует Агентство социальной информации при поддержке Благотворительного фонда Владимира Потанина.

18+
АСИ

Экспертная организация и информационное агентство некоммерческого сектора

Попасть в ленту

Как попасть в новости АСИ? Пришлите материал о вашей организации, новость, пресс-релиз, анонс события.

Рассылка

Cамые свежие новости, лучшие материалы в вашем почтовом ящике